Икона Богородицы «Нечаянная Радость»

ПРАЗДНОВАНИЕ: 3 июня — переходящая, 22 декабря, 14 мая

ИСТОРИЯ

На иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри «Неча­ян­ная Ра­дость» изо­бра­жен че­ло­век, мо­ля­щий­ся на ко­ле­нях пе­ред ико­ной Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Ико­но­гра­фи­че­ским сю­же­том для об­ра­за по­слу­жи­ло пре­да­ние об ис­це­ле­нии неко­е­го юно­ши от плот­ской стра­сти через свя­той об­раз Вла­ды­чи­цы Небес­ной, опи­сан­ное в со­чи­не­нии свя­ти­те­ля Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го «Ру­но Оро­шен­ное». Некий юно­ша, одер­жи­мый мно­ги­ми гре­ха­ми и ве­дя по­роч­ную жизнь, имел обык­но­ве­ние мо­лить­ся пе­ред об­ра­зом Пре­чи­стой, про­из­но­ся ар­хан­гель­ское при­вет­ствие: «Ра­дуй­ся, Бла­го­дат­ная, Гос­подь с То­бою». Од­на­жды, со­би­ра­ясь вновь на греш­ное де­ло, он вдруг уви­дел, что изо­бра­же­ние Бо­жи­ей Ма­те­ри на иконе ожи­ло, а у Бо­же­ствен­но­го Мла­ден­ца от­кры­лись и кро­во­то­чат яз­вы на ру­ках и но­гах, из реб­ра Его так­же тек­ла кровь. На во­прос по­ра­жен­но­го ужа­сом мо­ло­до­го че­ло­ве­ка: «О, Гос­по­жа, кто это сде­лал?» Бо­го­ро­ди­ца от­ве­ти­ла: «Ты и про­чие без­за­кон­ни­ки гре­ха­ми сво­и­ми вновь рас­пи­на­е­те Сы­на Мо­е­го». Толь­ко то­гда рас­кры­лась пе­ред по­тря­сен­ным до глу­би­ны ду­ши юно­шей без­дна его гре­хо­па­де­ния, дол­го мо­лил он в сле­зах Бо­го­ро­ди­цу и Спа­си­те­ля о по­ми­ло­ва­нии. Пре­чи­стая Де­ва не остав­ля­ла Сво­их мо­литв за греш­но­го юно­шу, по­ка Гос­подь Иисус Хри­стос не про­из­нес: «Ныне про­ща­ют­ся ему гре­хи Те­бе ра­ди». Мо­ло­дой че­ло­век оста­вил преж­нюю гре­хов­ную жизнь, стал жить чест­но и бла­го­че­сти­во и до кон­ца сво­их дней со сле­за­ми бла­го­да­рил За­ступ­ни­цу ро­да че­ло­ве­че­ско­го, мо­лит­ва­ми Ко­то­рой да­на бы­ла ему не ча­ян­ная уже им ра­дость про­ще­ния и остав­ле­ния гре­хов.

Вре­мя и ме­сто про­ис­хож­де­ния пер­во­об­ра­за неиз­вест­ны. В на­сто­я­щее вре­мя ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри «Неча­ян­ная Ра­дость» поль­зу­ет­ся боль­шим по­чи­та­ни­ем сре­ди ве­ру­ю­щих, спис­ки с об­ра­за пре­бы­ва­ют по­чти в каж­дом пра­во­слав­ном хра­ме, хо­тя рас­про­стра­не­ние свя­той ико­ны в Москве на­ча­лось с се­ре­ди­ны XIX ве­ка.

Наи­бо­лее по­чи­та­е­мые ико­ны Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы «Неча­ян­ная Ра­дость» пре­бы­ва­ют в хра­ме в честь этой ико­ны в Ма­рьи­ной Ро­ще, в церк­ви свя­то­го Фе­о­до­ра Стра­ти­ла­та близ Чи­сто­пруд­но­го буль­ва­ра. Од­ним из наи­бо­лее из­вест­ным и чти­мым спис­ком яв­ля­ет­ся об­раз Бо­жи­ей Ма­те­ри «Неча­ян­ная Ра­дость», на­хо­дя­щий­ся у ле­во­го кли­ро­са в хра­ме в честь про­ро­ка Илии в Обы­ден­ном пе­ре­ул­ке. Эта ико­на из­на­чаль­но по­ме­ща­лась в Крем­ле, в ма­лом хра­ме свя­тых рав­ноап­о­столь­ных Кон­стан­ти­на и Еле­ны, за­тем, по­сле раз­ру­ше­ния церк­ви она бы­ла пе­ре­да­на в храм Вос­кре­се­ния Хри­сто­ва в Со­коль­ни­ках. В смут­ные вре­ме­на ту­да сво­зи­ли все чу­до­твор­ные и наи­бо­лее по­чи­та­е­мые ико­ны из раз­ру­шен­ных мос­ков­ских хра­мов. В Ильин­ский храм ико­на бы­ла пе­ре­да­на в июне 1994 го­да. С тех пор к чу­до­твор­но­му об­ра­зу Бо­жи­ей Ма­те­ри в храм, ко­то­рый в на­ро­де на­зы­ва­ют хра­мом «Неча­ян­ной Ра­до­сти» при­бе­га­ют за по­мо­щью и уте­ше­ни­ем мно­го­чис­лен­ные ве­ру­ю­щие.

МОЛИТВЫ

Тропарь Пресвятой Богородице пред иконой Ея «Нечаянная Радость»

глас 4

Днесь, ве́рнии лю́дие, духо́вно торжеству́ем,/ прославля́юще Засту́пницу усе́рдную ро́да христиа́нскаго,/ и притека́юще к пречи́стому Ея́ о́бразу, взыва́ем си́це:/ о, Преми́лостивая Влады́чице Богоро́дице,/ пода́ждь нам неча́янную ра́дость,/ обремене́нным грехи́ и скорбьми́ мно́гими,/ и изба́ви нас от вся́каго зла,// моля́щи Сы́на Твоего́, Христа́ Бо́га на́шего,/ спасти́ ду́ши на́ша.

Перевод: Сегодня, верующие люди, духовно торжествуем, прославляя Защитницу усердную христианского рода и прибегая к пречистому Её образу взываем так: о Премилостивая Владычица Богородица, подай нам нежданную радость, обремененным грехами и множеством скорбей, и избавь нас от всякого зла, моля Сына Твоего, Христа Бога нашего о спасении наших душ.

Кондак Пресвятой Богородице пред иконой Ея «Нечаянная Радость»

глас 6

Не и́мамы ины́я по́мощи,/ не и́мамы ины́я наде́жды,/ ра́зве Тебе́, Влады́чице./ Ты нам помози́,/ на Тебе́ наде́емся,/ и Тобо́ю хва́лимся,/ Твои́ бо есмы́ раби́,// да не постыди́мся.

Перевод: Не имеем иной помощи, не имеем иной надежды, кроме Тебя, Владычица. Ты нам помоги: на Тебя надеемся и Тобою хвалимся, ибо мы – Твои рабы; да не постыдимся!

МЫСЛИ СВТ. ФЕОФАНА ЗАТВОРНИКА

(Еф.2:11–13Лк.13:18–29)

«Подвизайтесь войти сквозь тесныя врата» (Лк.13:24). Тесныя врата – жизнь не по своей воле, не по своим желаниям, не в угоду себе; широкие врата – жизнь по всем движениям и стремлениям страстного сердца, без малейшего себе отказа в чем-либо. Таким образом, врата в царствие – самостеснение. Стесняй себя во всем – и это будет то же, что напряжение или упор в дверь, чтоб отворить ее и протесниться сквозь нее. 

Как и чем себя стеснять? Заповедями Божиими, противоположными страстным движениям сердца. Когда начинаешь сердиться на кого, вспомни заповедь Господа: «не гневайтеся… всуе» (Мф.5:22), и стесни тем сердце свое. Когда придут блудные движения, приведи на мысль запрещение даже и смотреть на жену с вожделением, и стесни тем свое похотение. Когда захочется осудить кого, вспомни слово Господа, что этим ты делаешь Судию небесного неумолимым в отношении к себе, и стесни тем свою заносчивость. 

Так в отношении и ко всякому порочному движению. Собери против каждого из них изречения Божественного Писания и держи их в памяти. Как только выйдет из сердца какое-либо дурное желание, ты тотчас вяжи его направленным против него изречением; или наперед обвяжи все свои желания и помышления Божественными словами и ходи в них: будешь, будто в узах. Но в этих узах – свобода, или свободный путь в Царствие Божие.

ПРИТЧА ДНЯ

Три девушки шли по железнодорожным путям и оказались между двумя встречными поездами, но все трое остались живы. Рядом стояли бесы и горячо спорили:
– Ты что не скинул первую под поезд? – кричали они одному. – Её душа была бы нашей!
– Я не мог: на ней надет крестик!
– А ты почему промедлил? Вторая-то без креста! – кричали они другому.
– Она хоть и без креста, но осенила себя крестным знамением.
– Ну, а ты чего зевал? Третья-то совсем неверующая!
– Так-то оно так, да её мать перекрестила на дорогу и сказала: «Иди с Богом!»

 

Икона Богородицы «Нечаянная Радость»

ПРАЗДНОВАНИЕ: 3 июня — переходящая, 22 декабря, 14 мая

МОЛИТВЫ

Тропарь Пресвятой Богородице пред иконой Ея «Нечаянная Радость»

глас 4

Днесь, ве́рнии лю́дие, духо́вно торжеству́ем,/ прославля́юще Засту́пницу усе́рдную ро́да христиа́нскаго,/ и притека́юще к пречи́стому Ея́ о́бразу, взыва́ем си́це:/ о, Преми́лостивая Влады́чице Богоро́дице,/ пода́ждь нам неча́янную ра́дость,/ обремене́нным грехи́ и скорбьми́ мно́гими,/ и изба́ви нас от вся́каго зла,// моля́щи Сы́на Твоего́, Христа́ Бо́га на́шего,/ спасти́ ду́ши на́ша.

Перевод: Сегодня, верующие люди, духовно торжествуем, прославляя Защитницу усердную христианского рода и прибегая к пречистому Её образу взываем так: о Премилостивая Владычица Богородица, подай нам нежданную радость, обремененным грехами и множеством скорбей, и избавь нас от всякого зла, моля Сына Твоего, Христа Бога нашего о спасении наших душ.

Кондак Пресвятой Богородице пред иконой Ея «Нечаянная Радость»

глас 6

Не и́мамы ины́я по́мощи,/ не и́мамы ины́я наде́жды,/ ра́зве Тебе́, Влады́чице./ Ты нам помози́,/ на Тебе́ наде́емся,/ и Тобо́ю хва́лимся,/ Твои́ бо есмы́ раби́,// да не постыди́мся.

Перевод: Не имеем иной помощи, не имеем иной надежды, кроме Тебя, Владычица. Ты нам помоги: на Тебя надеемся и Тобою хвалимся, ибо мы – Твои рабы; да не постыдимся!

 
 
 
 

Молитва Пресвятой Богородице пред иконой Ея «Нечаянная Радость»

О, Пресвята́я Де́во, Всеблага́го Сы́на Ма́ти Всеблага́я, гра́да и свята́го хра́ма сего́ Покрови́тельнице, всех су́щих во гресе́х, ско́рбех, беда́х и боле́знех ве́рная Предста́тельнице и Засту́пнице! Приими́ моле́бное пе́ние сие́ от нас, недосто́йных раб Твои́х, Тебе́ возноси́мое, и я́коже дре́вле гре́шника, на всяк день мно́гажды пред честно́ю ико́ною Твое́ю моли́вшагося, не презре́ла еси́, но дарова́ла еси́ ему́ неча́янную ра́дость покая́ния и преклони́ла еси́ Сы́на Твоего́ мно́гим и усе́рдным к Нему́ хода́тайством к проще́нию сего́ гре́шнаго и заблу́дшагося, та́ко и ны́не не пре́зри моле́ния нас, недосто́йных рабо́в Твои́х, и умоли́ Сы́на Твоего́ и Бо́га на́шего, да и всем нам, с ве́рою и умиле́нием поклоня́ющимся пред цельбоно́сным о́бразом Твои́м, да́рует неча́янную по коего́ждо потре́бе ра́дость: гре́шником, погря́зшим во глубине́ зол и страсте́й, — вседе́йственное вразумле́ние, покая́ние и спасе́ние; су́щим в ско́рбех и печа́лех — утеше́ние; обрета́ющимся в беда́х и озло́блениих — соверше́нное сих избы́тие; малоду́шным и ненаде́жным — наде́жду и терпе́ние; в ра́дости и изоби́лии живу́щим — непреста́нное Благоде́телю Бо́гу благодаре́ние; бе́дствующим — милосе́рдие; су́щим в боле́зни и долгонеду́жии и оста́вленным врача́ми — неча́емое исцеле́ние и укрепле́ние; ижди́вшим от неду́га ум — ума́ возвраще́ние и обновле́ние; отходя́щим в ве́чную и несконча́емую жизнь — па́мять сме́ртную, умиле́ние и сокруше́ние о гресе́х, дух бодр и тве́рдую на милосе́рдие Судии́ наде́жду.
О, Госпоже́ Пресвята́я! Умилосе́рдися о всех чту́щих всечестно́е и́мя Твое́ и всем яви́ всемо́щный покро́в Твой и заступле́ние: во благоче́стии, чистоте́ и честне́м жи́тельстве пребыва́ющия до сконча́ния их во бла́гости соблюди́; злы́я бла́ги сотвори́; заблу́ждшия на путь пра́вый наста́ви; вся́кому де́лу благо́му и Сы́ну Твоему́ уго́дному споспешеству́й; вся́кое де́ло зло́е и богопроти́вное разруши́; в недоуме́нии и тру́дных и опа́сных обстоя́ниих обрета́ющимся незри́мую по́мощь и вразумле́ние с Небесе́ ниспосли́, от искуше́ний, собла́знов и поги́бели спаси́, от всех злых челове́к и от враго́в ви́димых и неви́димых защити́ и сохрани́; пла́вающим спла́вай, путеше́ствующим спутеше́ствуй; су́щим в ну́жде и гла́де бу́ди Пита́тельница; неиму́щим кро́ва и приста́нища бу́ди покро́в и прибе́жище; наги́м пода́ждь одея́ние, оби́димым и непра́ведно гони́мым — заступле́ние; клевету́, поноше́ние и хуле́ние терпя́щия незри́мо оправда́й; клеветники́ и хули́тели пред все́ми обличи́; ожесточе́нно вражду́ющим неча́емое пода́ждь примире́ние и всем нам — друг ко дру́гу любо́вь, мир, и благоче́стие, и здра́вие с долгоде́нствием. Супру́жества в любви́ и единомы́слии сохрани́; супру́ги, во вражде́ и разделе́нии су́щия, умири́, соедини́ я́ друг ко дру́гу и положи́ им сою́з любве́ неразруши́мый; ма́терем детородя́щим ско́рое пода́ждь разреше́ние, младе́нцы воспита́й, ю́ныя уцелому́дри, отве́рзи им ум к восприя́тию вся́каго поле́знаго уче́ния, стра́ху Бо́жию, воздержа́нию и трудолю́бию наста́ви; от дома́шния бра́ни и вражды́ единокро́вныя ми́ром и любо́вию огради́; безма́терних сиро́т бу́ди Ма́терь, от вся́каго поро́ка и скве́рны отврати́ я́ и всему́ благо́му и богоуго́дному научи́, прельще́нныя же и во грех и нечистоту́ впа́дшия, скве́рну греха́ отъя́вши, из бе́здны поги́бели изведи́; вдов бу́ди Уте́шительница и Помо́щница, ста́рости бу́ди жезл; от внеза́пныя сме́рти без покая́ния всех нас изба́ви и всем нам христиа́нскую кончи́ну живота́ на́шего, безболе́зненну, непосты́дну, ми́рну и до́брый отве́т на Стра́шнем Суди́щи Христо́ве да́руй: преста́вльшияся в ве́ре и покая́нии от жития́ сего́ со А́нгелы и все́ми святы́ми жи́ти сотвори́; сконча́вшимся внеза́пною сме́ртию ми́лостива бы́ти Сы́на Твоего́ умоли́ и о всех усо́пших, и́же не и́мут сро́дников, о упокое́нии их Сы́на Твоего́ умоля́ющих, Сама́ бу́ди непреста́нная и те́плая Моли́твенница и Хода́таица: да вси на Небеси́ и на земли́ ве́дят Тя, я́ко тве́рдую и непосты́дную Предста́тельницу ро́да христиа́нскаго, и, ве́дуще, сла́вят Тя и Тобо́ю Сы́на Твоего́, с Безнача́льным Его́ Отце́м и Единосу́щным Его́ Ду́хом, ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

КАНОНЫ И АКАФИСТЫ

КАНОН ПЕРВЫЙ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ ПРЕД ИКОНОЙ «НЕЧАЯННАЯ РАДОСТЬ»

глас 4

Песнь 1

Ирмос: Отверзу уста моя, и наполнятся Духа, и слово отрыгну Царице Матери, и явлюся, светло торжествуя, и воспою, радуяся, Тоя чудеса.

Отверзшая двери милосердия Божия архангельское приветствие Тебе приносившему, не затвори и от нас утробы человеколюбия Твоего, Тя воспевающих.

Чудно бысть житие Твое на земли, Преславная Мати Дево, но Небесное Твое жительство чуднейше есть: непрестанно бо являеши чудеса матерняго Твоего милосердия Тя воспевающим.

Сына, от Отца безлетно раждающагося в последняя лета, зачала еси осенением Духа Святаго, вечную радость миру родивши.

Радуйся, море, потопившее фараона мысленнаго — диавола. Радуйся, каменю, напоивший жаждущих жизни духовныя, даровала бо еси роду человеческому Избавителя плененных и Наставника заблуждших.

Песнь 3

Ирмос: Твоя песнословцы, Богородице, живый и независтный Источниче, лик себе совокупльшия, духовно утверди, в Божественней Твоей славе венцев славы сподоби.

Тя усердно песнословящих утверди в житии добродетельнем и Рождшагося от Тебе усердно моли, да не лишени будем венцев славы грех ради наших.

Паче всякаго беззаконна человека в житии своем Сына Твоего грехи прогневляем, но, о, Мати милосердая, буди о нас Ходатаица.

Да сподобит нас венцев славы в Божественней Своей славе седяй со Отцем и Святым Духом Иисус Человеколюбец, рождейся от Тебе и власть имеяй человеком оставляти грехи.

Радуйся, Дево, невместимаго Бога во чреве вместившая, и Того яко Младенца носившая, и сосцы Твоими питавшая.

Песнь 4

Ирмос: Седяй в славе на Престоле Божества во облаце легце, прииде Иисус Пребожественный Нетленною Дланию и спасе зовущия: слава, Христе, силе Твоей.

Спаса всему миру рождшая, и Сама спасаеши, Мати, от бед и печалей житейских Богородицу Тя исповедающих.

Исцели вся лютыя и неудобь исцельныя болезни наша, Мати Сына и Избавителя, на Крест грехи наша вознесшаго.

Ипостасная Премудрость, Бог Слово избра Тя в жилище Свое, Сего усердно моли, да спасет нас имиже весть судьбами.

Радуйся, Невесто прекрасная, добрая. Радуйся, Голубице Чистая. Радуйся, Мати Еммануилева, Богородице Приснодево.

Песнь 5

Ирмос: Ужасошася всяческая о Божественней славе Твоей: Ты бо, Неискусобрачная Дево, имела еси во утробе над всеми Бога и родила еси Безлетнаго Сына, всем воспевающим Тя мир подавающая.

Небо и земля удивляются, зряще милосердие Твое к роду христианскому, преславная Мати Дево, и к самым долу поверженным грешником нисходиши, Всеблагая.

Спаси от зол и скорбей рабы Твоя, Богородице, и мир Божий, превысший всякаго мира земнаго, подаждь рабом, Тя воспевающим.

Родила еси умиротворившаго Горняя и дольняя и сего ради на землю Сошедшаго, от Отца же и Духа Святаго не разлучившагося.

Радуйся, Царице Небесе и земли. Радуйся, превысшая Ангел и Архангел. Радуйся, яко Тобою Иаковом предвозвещенный к нам Примиритель сошел есть.

Песнь 6

Ирмос: Божественное сие и всечестное совершающе празднество, Богомудрии, Богоматере, приидите, руками восплещим, от Нея рождшагося Бога славим.

Священное торжество ныне духовно совершающе, приидите, празднолюбцы, воспоим песньми Богоматерь, прославляюще Сына, даровавшаго толикую благодать Матери Своей.

Призри на пение рабов, Богородительнице, врагов видимых и невидимых смиряя вознесенную гордыню и на смиренныя изливая высокия милости Твоя.

Ты еси корень, от негоже произыде жезл Иессеев, Христос, Человек от дому Давидова и Бог, Отцу и Духу Соприсносущный.

Радуйся, Мати Обрадованная. Радуйся, прекраснейшая всех дщерей человеческих. Радуйся, благородная отрасль Богоизбраннаго рода Давидова.

Кондак, глас 6

Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Владычице. Ты нам помози, на Тебе надеемся и Тобою хвалимся, Твои бо есмы раби, да не постыдимся.

Икос

Не ввери мя человеческому предстательству, Пресвятая Владычице, но приими моление раба Твоего: скорбь бо обдержит мя, терпети не могу демонскаго стреляния, покрова не имам, ниже где прибегну, окаянный, всегда побеждаемь, и утешения не имам, разве Тебе, Владычице мира. Упование и предстательство верных, не презри моление мое, полезно сотвори.

Песнь 7

Ирмос: Не послужиша твари Богомудрии паче Создавшаго, но, огненное прещение мужески поправше, радовахуся, поюще: препетый отцев Господь и Бог, благословен еси.

Презрела еси вся красная мира, Чистая, Единому Богу возжелавши послужити, Емуже воспевала еси: отцев Боже, благословен еси.

Нас, всесовершенно благочестивым отроком не последующих, но прилепляющихся твари паче, неже Творцу, настави, Владычице, единому Богу служити и воспевати: отцев Боже, благословен еси.

Даниил умныма очима предузре Тя, Христе, в камени нерукосечнем, разрушившем суетная царства человеческая, во спасение поющих Тебе со Отцем и Духом: отцев Боже, благословен еси.

Радуйся, Горо, благодатию Божиею приосененная, от неяже отсечеся камень, Богом Отцем положенный во главу угла Церкве Своея, Христос, Емуже поем: отцев Боже, благословен еси.

Песнь 8

Ирмос: Отроки благочестивыя в пещи Рождество Богородичо спасло есть; тогда убо образуемое, ныне же действуемое, вселенную всю воздвизает пети Тебе: Господа пойте, дела, и превозносите Его во вся веки.

Слыши, Отроковице Дево Чистая, глагол, Гавриилом Тебе вещанный: родиши Сына, спасающаго воспевающих: Господа пойте, дела, и превозносите Его во вся веки.

Плотию от Тебе происшедый спасл есть от огня отроков, верою зревших Его. Того моли и нас спасти, пламенем страстей жегомых, Сыну же Твоему воспевающих: Господа пойте, дела, и превозносите Его во вся веки.

В пещи Вавилонстей виден был еси, Христе, яко Ангел светоносный, зраком же Сыну Божию подобный. Тебе со Отцем и Духом поем: Господа пойте дела и превозносите Его во вся веки.

Радуйся, купино, Моисеем виденная, в последняя же лета от корене Давидова происшедшая и Спаса всех неизреченно рождшая, Емуже поем: Господа пойте, дела, и превозносите Его во вся веки.

Песнь 9

Ирмос: Всяк земнородный да взыграется, Духом просвещаемь, да торжествует же Безплотных умов естество, почитающее священное торжество Богоматере, и да вопиет: радуйся, Всеблаженная Богородице, Чистая Приснодево.

Бог, от Тебе воплотивыйся и к нам пришедый, содела чрево Твое Небес пространнейше. Дивное чудо: Невместимый во утробу Девы вмещается, да Сию поем во вся веки.

Неизреченно в последняя лета от Тебе Заченшагося моли, Богородице Дево, вся наша печали на радость преложити и света невечерняго нас сподобити, да Сию поем во вся веки.

Ты еси Престол славы Божия, Иезекиилем тайно узренный, яко Сына Божия, Отцу и Духу Сопрестольна, во Твою Пречистую утробу восприяла еси и Твоима матернима рукама носила еси.

Радуйся, храме одушевленный, в немже Бог плотию обита. Радуйся, кивоте, славою Сына Божия приосененный. Радуйся, Всеблаженная, Богородице Чистая, Приснодево.

Светилен

Посетил ны есть Восток с высоты и дарова нам, яко пресветлую зарю, Тебе, Богородице, в скорбных обстояниих нечаянную радость нам подающую, грешных Ходатаицу.

КАНОН ВТОРОЙ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ ПРЕД ИКОНОЙ «НЕЧАЯННАЯ РАДОСТЬ»

глас 2

Песнь 1

Ирмос: Моисейскую песнь восприимши, возопий, душе: Помощник и Покровитель бысть мне во спасение, Сей мой Бог, и прославлю Его.

Работы вражия избавила еси весь род человечь, Спаса всему миру родивши, Егоже моли от наветов лукаваго и нас спасти.

Буди в напастех наших Ходатаица и Предстательница о нас к Сыну Твоему, Пресвятая Дево, да, тех избывше, прославляем Его со Отцем и Святым Духом.

Ангел и Архангел превысшая и всея твари честнейшая, Ты еси великая Предстательница рода христианскаго.

Песнь 3

Ирмос: Утверди мя, Господи, Боже мой, да не похвалится враг мой о мне: Ты бо еси, Господи, утверждение мое, и прибежище, и сила.

Моления наша услыши, Мати Дево, и вонми воздыханиям нашим, и о нас молитву к Сыну Твоему сотвори.

Яко милосердая, вонми молитвам нашим и даруй нам от злых и лютых обстояний и печалей избавление.

Бурю житейских треволнений наших утоли и злыя страсти наша прожени, Пречистая, да в тишине и безстрастии Тя прославляем.

Людие Божии, приидите, ныне восхвалим Небесную Царицу, с Небесе святаго Своего на ны призирающую и нас к Небесным возводящую.

Песнь 4

Ирмос: Пою Тя, слухом бо, Господи, услышах и ужасохся: до мене бо идеши, мене ища, заблуждшаго. Тем многое Твое снизхождение, еже на мя, прославляю, Многомилостиве.

Аще и недоумеет язык наш восхвалити Тя по достоинству, обаче, любовию к Тебе движимы, от всего сердца и от всего помышления нашего славим и хвалим Тя, всех благих Ходатаицу.

Глубины морския кто изследит? Кто же возможет исчислити и Твоя великия нам милости и щедроты?

Отче, Господи Небесе и земли! коликое благодарение принесем Тебе, зане благую и сильную Ходатаицу роду христианскому даровал еси.

Длани Твоя простерши к Рождшемуся из Тебе, Премилосердая Мати, не престай о нас моляся, да молитвами Твоими Небесных и земных дарований сподобимся.

Песнь5

Ирмос: Просвещение во тьме лежащих, спасение отчаянных, Христе, Спасе мой, к Тебе утренюю, Царю мира, просвети мя сиянием Твоим, иного бо, разве Тебе, бога не знаю.

Архангел Гавриил, с Небесных слетев кругов, принесе Тебе радость Благовещения, сему неизреченному Божию совету послуживши, дивная в женах, и Сама приносиши радость всем, верно Тя песнословящим.

Радость воистину нечаянную всему дольнему и Горнему миру даровала еси, зане от Тебе происшедый умиротвори и соедини Горняя с дольними, Егоже ныне моли вражды и нестроений нам избавитися.

Яд греховный от древняго праотца во весь род человечь привниде, но от Тебе Рождейся вся очисти, освяти и спасе, Егоже ныне моли греховных страстей и безместных дел нам избавитися.

Щедроты Твоя к нам неисчетны, и благости Слова и Сына Твоего подобятся, и сие вемы и добре вемы, но что воздадим Тебе о них, Премилосердая Мати Дево?

Песнь 6

Ирмос: Во глубине греховней содержимь есмь, Спасе, и в пучине житейстей обуреваемь, но, якоже Иону от зверя, и мене от страстей возведи и спаси мя.

Ада, и смерти, и тления Рождеством Твоим спасла еси род человечь, тем Тя всяко колено Небесных и земных по долгу ублажает, яко Матерь Разрушителя ада и смерти Свободителя.

Грех ради наших не отвратися от нас, Дево Пресвятая, но молитвами Твоими свобождение от ада и вечныя смерти нам исходатайствуй.

О, в колицей лености, коликом нерадении о спасении нашем все житие наше иждиваем! Кая мука, кий пламень предлежит нам! Но, о, Мати, данною Тебе благодатию и нас спаси.

Огнь Божественный, Христа, неопально на руку Своею носила еси, сего ради, ныне предстоящи пред Престолом огнезрачным славы Его, моли, да воспламенит нас к благих деланию.

Кондак, глас 6

Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Владычице. Ты нам помози, на Тебе надеемся и Тобою хвалимся, Твои бо есмы раби, да не постыдимся.

Икос

Не ввери мя человеческому предстательству, Пресвятая Владычице, но приими моление раба Твоего: скорбь бо обдержит мя, терпети не могу демонскаго стреляния, покрова не имам, ниже где прибегну, окаянный, всегда побеждаемь, и утешения не имам, разве Тебе, Владычице мира. Упование и предстательство верных, не презри моление мое, полезно сотвори.

Песнь 7

Ирмос: Купина в горе огненеопальная и росоносная пещь халдейская яве предписа Тя, Богоневесто: Божественный бо Невещественный в вещественнем чреве Огнь неопально прияла еси. Темже из Тебе Рождшемуся поем: благословен еси, Боже отец наших.

Творец и Зиждитель всех, Бог Слово в последняя лета во утробу Твою вселися, Преславная Богоотроковице, и вся научи воспевати: благословен еси, Боже отец наших.

Скорби, беды, болезни от многаго множества грехов наших, яко воды морския, внидоша до глубины душ наших, но на Твою надеющеся, Богомати, помощь, не отчаяваемся, Сыну Твоему взываем: благословен еси, Боже отец наших.

Кто возглаголет силу Твою на Небеси, юже дарова Ти от Тебе Происшедый? Кто и на земли слышаны сотворит вся хвалы Твоему великому покрову и заступлению земнородных, воспевающих: благословен еси, Боже отец наших.

Отроковице Чистая, Неискусобрачная! очисти наш ум от помыслов суетных и сердце наше от похотей лукавых, да чистыми душами и нескверными устнами Сыну Твоему воспеваем: благословен еси, Боже отец наших.

Песнь 8

Ирмос: Велению мучителеву преподобнии трие отроцы не повинувшеся, в пещь ввержени, Бога исповедаху, поюще: благословите, дела Господня, Господа.

Руно орошенное, Гедеоном виденное, тайно прообрази Тя, Деву Матерь, осенением Духа Святаго Бога Слова неискусомужно родившую, Емуже поем: благословите, дела Господня, Господа.

Безумная ярость мучителя вверже благочестивыя отроки в пещь, огнем разжженную, но Сын Твой росою таинственною силу огня угаси. Сего умоли, Пресвятая, и нас огня вечнаго избавити и росоноснаго Царства славы не лишены сотворити, да тамо поем: благословите, дела Господня, Господа.

Егоже неизреченней тайне воплощения послужила еси, Егоже всею матернею любовию возлюбила еси, о Немже, на Кресте висящем, матерски рыдала еси, Сего моли и самых отверженных грешников не отринути, да и тии поют: благословите, дела Господня, Господа.

Славим и воспеваем Тя по долгу, Премилосердая Мати, Ты бо великая Заступница рода христианскаго и наша Преблагая и Скорая Помощница.

Песнь 9

Ирмос: Невместимаго Бога во чреве вместившая и Радость всему миру родившая, Тя поем, Богородице Дево.

Пастыря Добраго, взыскавшаго овцу заблуждшую, миру даровала еси, с Нимже ныне соцарствующи, приведи к Нему и вся заблуждшая овчата.

Агнца, вземлющаго грехи всего мира, яви Тобою Отец, превосходяй всяк ум любовию к падшим во Адаме, пред Ним не престай моляся Кровию Сына Его нам освятитися и очиститися.

Со Отцем спрославляемый, с Духом сославимый, Сыне Божий, молитвами Рождшия Тя не остави нас, погибающих.

Иже от Тебе воплотивыйся и вочеловечивыйся постави Тя превыше всякаго ангельскаго чиноначалия, идеже предстоя, возведи и нас к Небесным высотам, греха всякаго изымающи.

Светилен

Посетил ны есть Восток с высоты и дарова нам, яко пресветлую зарю, Тебе, Богородице, в скорбных обстояниих нечаянную радость нам подающую, грешных Ходатаицу.

АКАФИСТ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЕ ПРЕД ИКОНОЙ «НЕЧАЯННАЯ РАДОСТЬ»

Прослушать:

 
 
 
00:00

Кондак 1

Избра́нней от всех ро­до́в Бо­жией Ма­те­ри и Ца­ри́­це, яви́вшейся иногда́ к челове́ку беззако́нну, во е́же отврати́ти его́ от пу­ти́ не­че́с­тия, бла­го­да́р­ствен­ное пе́­ние при­но́­сим Ти, Бо­го­ро­ди́­тель­ни­це; Ты же, я́ко иму́щая ми­ло­се́р­дие не­из­ре­че́н­ное, от вся́­ких нас бед и гре­хо́в сво­бо­ди́, да зо­ве́м Ти:

Ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость ве́р­ным да́­рую­щая.

Икос 1

А́нгели и пра́­вед­ных ду́­ши удиви́шася, ег­да́ предста́ла еси́ пред Сы́­ном Тво­и́м и Бо́­гом и мно́гим мо­ле́­ни­ем хода́тайствовала еси́ о челове́це, при́с­но во гре­се́х пребыва́ющем; мы же, очи́­ма ве́­ры то­ли́­кое Твое́ благоутро́бие зря́ще, со уми­ле́­нием взы­ва́­ем Ти си́­це:

Ра́­дуй­ся, мо­ли́т­вы всех хри­сти­а́н при­е́м­лю­щая; ра́­дуй­ся, и са́мых от­ча́­ян­ных гре́ш­ни­ков мо­ле́­ния не отверга́ющая.

Ра́­дуй­ся, к Сы́­ну Тво­ему́ о них предста́тельствующая; ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость спа­се́­ния им по­даю́­щая.

Ра́­дуй­ся, пред­ста́­тель­ством Тво­и́м весь мир спа­са́ю­щая; ра́­дуй­ся, вся на́­ша пе­ча́­ли утоля́ющая.

Ра́­дуй­ся, Ма́­ти всех Бо́­га, озло́бленных ду́­ши утеша́ющая; ра́­дуй­ся, жи­тие́ на́­ше до́б­ре устроя́ющая.

Ра́­дуй­ся, из­бав­ле́­ние от гре­хо́в всем че­ло­ве́­ком прине́сшая; ра́­дуй­ся, Ра́­дость все­му́ ми́­ру ро­ди́в­шая.

Ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость ве́р­ным да́­рую­щая.

Кондак 2

Ви́­дя­щи Пре­свя­та́я че­ло­ве́­ка, а́ще и беззако́нна, но на всяк день с ве́­рою и упова́нием пред чест­но́ю Ея́ ико́­ною до́­лу поверга́ющагося и Арха́нгельское приве́тствие Ей принося́щаго, внят и та­ко­ва́­го гре́шника сла­во­сло́­вию, да вси, зря́ще Ея́ Ма́­тер­нее ми­ло­се́р­дие, на Не­бе­си́ и на зем­ли́ во­пи­ю́т Бо́­гу: Алли­лу́иа.

Икос 2

Ра́­зум челове́ческий вои́стину превосхо́дит лю­бо́вь Твоя́ к ро́ду христиа́нскому, я́ко и тог­да́ не преста́ла еси́ от хода́тайства Тво­его́ о челове́це беззако́нном, ег­да́ Сын Твой по­ка­за́ Те­бе́ я́з­вы гвозди́ныя, гре­хи́ челове́ческими Ему́ соде́янныя. Зря́ще Тя толи́ко неотсту́пную Предста́тельницу за нас, гре́ш­ных, со сле­за́­ми во­пи­е́м Ти:

Ра́­дуй­ся, За­сту́п­ни­це усе́рд­ная ро́­да хри­сти­а́н­ска­го, от Бо́­га нам дарова́нная; ра́­дуй­ся, Путеводи́тельнице на́­ша, к Небе́сному Оте́честву нас возводя́щая.

Ра́­дуй­ся, ве́р­ных ог­раж­де́­ние и при­бе́­жи­ще; ра́­дуй­ся, по́­мо­ще всех, при­зы­ва́ю­щих и́мя Твое́ свято́е.

Ра́­дуй­ся, все́­ми презре́нных и отве́рженных от ро́ва по­ги́­бе­ли исхища́ющая; ра́­дуй­ся, тех на путь пра́вый обраща́ющая.

Ра́­дуй­ся, непреста́нное уны́­ние и мрак душе́вный от­го­ня́ю­щая; ра́­дуй­ся, ижди́вшим от не­ду́­га ум но́вый и лу́чший смысл по­даю́­щая.

Ра́­дуй­ся, оста́вленных врача́ми на Своя́ всемо́щныя ру́­це при­е́м­лю­щая.

Ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость ве́р­ным да́­рую­щая.

Кондак 3

Си́­ла бла­го­да́­ти преизоби́ловала та́­мо, иде́­же умно́жися грех; да ра́дуются на Не­бе­си́ вси А́нгели о еди́нем гре́шнице пока́явшемся, пою́­ще пред Пре­сто́­лом Бо́­жи­им: Алли­лу́иа.

Икос 3

Иму́­щи к ро́ду христиа́нскому Ма́­тер­нее ми­ло­се́р­дие, всем с ве́­рою и упова́нием при­бе­га́ю­щим к Те­бе́ подае́ши ру­́ку по́­мо­щи, Вла­ды́­чи­це, да вси еди́нем се́рд­цем и еди­н́ы­ми ус­ты́ славосло́вие при­но́­сят Ти сицево́е:

Ра́­дуй­ся, я́ко То­бо́ю к нам нисхо́дит Бо́­жие благоволе́ние; ра́­дуй­ся, я́ко То­бо́ю и мы и́ма­мы вя́щшее к Бо́­гу дерз­но­ве́­ние.

Ра́­дуй­ся, я́ко во всех бе­да́х и об­стоя́­ни­их на́­ших прино́сиши Сы́­ну Тво­ему́ усе́рдныя о нас мо­ли́т­вы; ра́­дуй­ся, я́ко и на́­ша мо­ли́т­вы прия́тными Бо́­гу соде́лываеши.

Ра́­дуй­ся, я́ко не­ви́­ди­мых вра­го́в от нас отгоня́еши; ра́­дуй­ся, я́ко от ви́­ди­мых вра­го́в нас избавля́еши.

Ра́­дуй­ся, я́ко серд­ца́ злых че­ло­ве́к умягча́еши; ра́­дуй­ся, я́ко от клеветы́, досажде́ния и укоре́ния нас изыма́еши.

Ра́­дуй­ся, я́ко То­бо́ю вся бла­га́я жела́ния на́­ша исполня́ются; ра́­дуй­ся, я́ко мно́­го мо́­жет мо­ли́т­ва Твоя́ пред Сы́­ном Тво­и́м и Бо́­гом.

Ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость ве́р­ным да́­рую­щая.

Кондак 4

Бу́­рю внутрь име́я гре­хо́в­ных по­мыш­ле́­ний, че­ло­ве́к беззако́нен мо­ля́­ше­ся пред чест­но́ю ико́­ною Твое́ю и, ви́­дев Кровь от язв Предве́чнаго Сы́­на Тво­его́ по­то́­ка­ми, я́ко­же на Кре­сте́, теку́щую, паде́ от стра́ха и с рыда́нием та́­ко во­пия́­ше Ти: «По­ми́­луй мя, о, Ма́­ти ми­ло­се́р­дия, да не преодоле́ет зло́ба моя́ не­из­ре́чен­ныя бла́­гос­ти и ми­ло­се́р­дия Тво­его́, Ты бо еси́ всем гре́шником еди́на наде́жда и при­бе́­жи­ще; преклони́ся у́бо на ми́­лость, Бла­га́я Ма́­ти, и умо­ли́ о мне Сы́­на Тво­его́ и Творца́ мо­его́, да непреста́нно зо­ву́ Ему́: Алли­лу́иа».

Икос 4

Слы́­шав­ше небожи́тели о чуде́снем мо­ли́т­ва­ми Тво­и́ми спа­се́­нии их зем­на́­го ги́бнущаго бра́та, просла́виша Тя, благосе́рдую Цари́цу Не­бе­се́ и зем­ли́; и мы, гре́ш­нии, све́давше та­ко­во́е по­до́б­на­го нам гре́шника за­ступ­ле́­ние, а́ще и недоумева́ет язы́к наш вос­хва­ли́­ти Тя по до­стоя́­нию, от глу­би­ны́ умиле́ннаго серд­ца́ на́­ше­го вос­пе­ва́­ем Ти си́­це:

Ра́­дуй­ся, Спору́чнице спа­се́­ния гре́ш­ных; ра́­дуй­ся, Взыска́ние поги́бших.

Ра́­дуй­ся, Неча́янная гре́ш­ных Ра́­дос­те; ра́­дуй­ся, па́дших возста́ние.

Ра́­дуй­ся, Предста́тельнице к Бо́­гу, мир от бед спа­са́ю­щая; ра́­дуй­ся, я́ко гла́­са мо­ли́тв Тво­и́х бе́си тре­пе́­щут.

Ра́­дуй­ся, я́ко А́нгели се­му́ ра́дуются; ра́­дуй­ся, я́ко и нас, земноро́дных, си́­ла мо­ли́тв Тво­и́х ве­се́­лия исполня́ет.

Ра́­дуй­ся, я́ко те́ми от ти́ны гре­хо́в нас изыма́еши; ра́­дуй­ся, я́ко пла́мень страс­те́й на́­ших угаша́еши.

Ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость ве́р­ным да́­рую­щая.

Кондак 5

Боготе́чную звезду́, чудотво́рную ико́­ну Ма́­те­ре Твоея́ показа́л еси́ нам, Го́с­по­ди, и́бо, взи­ра́ю­ще на о́б­раз Ея́ те­ле́с­ны­ма очи́­ма, умо́м и се́рд­цем к Первообра́зней возвыша́емся и Е́ю к Те­бе́ востека́ем, пою́­ще: Алли­лу́иа.

Икос 5

Ви́­дев­ше А́нгели Храни́тели хри­сти­а́н, я́ко Бо́­жия Ма́­терь споспешеству́ет им в наставле́нии тех, заступле́нии и спа­се́­нии, по­тща́­ша­ся си́­це возопи́ти Честне́йшей Хе­ру­ви́м и Сла́внейшей без срав­не́­ния Се­ра­фи́м:

Ра́­дуй­ся, с Сы́­ном Тво­и́м и Бо́­гом веч­но ца́рствующая; ра́­дуй­ся, Ему́ всег­да́ о ро́де христиа́нстем мо­ле́­ния принося́щая.

Ра́­дуй­ся, в христиа́нстей ве́­ре и бла­го­че́с­тии Нас­та́в­ни­це; ра́­дуй­ся, ере­се́й и тлетво́рных раско́лов Искорени́тельнице.

Ра́­дуй­ся, от растлева́ющих ду́­шу и те́­ло собла́знов сохраня́ющая; ра́­дуй­ся, от опа́сных об­стоя́­ний и внеза́пныя сме́р­ти без по­кая́­ния и Свя­та́­го Причаще́ния из­бав­ля́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, упова́ющим на Тя жи­во­та́ непосты́дный ко­не́ц да́­рую­щая; ра́­дуй­ся, и по сме́р­ти за отше́дшую на суд Госпо́день ду́­шу пред Сы́­ном Тво­и́м неотсту́пно хо­да́­тай­ствую­щая.

Ра́­дуй­ся, Тво­и́м Ма́терним пред­ста́­тель­ством от ве́ч­на­го му­че́­ния сию́ из­бав­ля́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость ве́р­ным да́­рую­щая.

Кондак 6

Про­по­ве́д­ник чу́днаго Тво­его́ ми­ло­се́р­дия, дарова́ннаго не́коему челове́ку беззако́нну, яви́­ся свя­ты́й Дими́трий Росто́вский, и́же, спису́я ве­ли́­кая и сла́вная, и изря́дная де́ла Бо́­жия, в Те­бе́ явле́нная, предаде́ пи́сьмени и сие́ де́ло ми́­лос­ти Твоея́ в науче́ние и уте­ше́­ние всем ве́р­ным, да и ти́и, во гре­се́х, бе­да́х, ско́р­бех и озлобле́ниих су́ще, мно́гажды на всяк день с ве́­рою в мо­ли́т­ве пред о́б­ра­зом Тво­и́м коле́на преклоня́ют и, тех избы́вше, во­пи­ю́т Бо́­гу: Алли­лу́иа.

Икос 6

Воз­сия́ нам, я́ко пре­све́т­лая заря́, чудотво́рная ико́­на Твоя́, Бо­го­ма́­ти, прогоня́я тьму бед и скор­бе́й от всех, с лю­бо́­вию во­пию́­щих Ти си́­це:

Ра́­дуй­ся, Цели́тельнице на́­ша в бо­ле́з­нех те­ле́с­ных; ра́­дуй­ся, Бла­га́я Уте́­ши­тель­ни­це в пе­ча́­лех на́­ших ду­ше́в­ных.

Ра́­дуй­ся, скорбь на́­шу в ра́­дость пре­тво­ря́ю­щая; ра́­дуй­ся, ненаде́ющихся не­сум­не́н­ною на­де́ж­дою возвеселя́ющая.

Ра́­дуй­ся, а́лчущих Пи­та́­тель­нице; ра́­дуй­ся, на­ги́х оде­я́ние.

Ра́­дуй­ся, вдов Уте́­ши­тель­ни­це; ра́­дуй­ся, безма́терних си­ро́т незри́мая Воспита́тельнице.

Ра́­дуй­ся, непра́ведно гони́мых и оби́­ди­мых За­сту́п­ни­це; ра́­дуй­ся, гоня́щих и оби́дящих правосу́дная отмсти́тельнице.

Ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость ве́р­ным да́­рую­щая.

Кондак 7

Хо­тя́ Законода́вец Правосу́дный Гос­по́дь Сам бы­́ти зако́на Исполни́тель и яви́­ти ми­ло­се́р­дия Сво­его́ бе́зд­ну, преклони́ся на усе́рдное мо­ле́­ние Твое́, Преблагослове́нная Ма́­ти Де́­во, о челове́це беззако́нне, глаго́ля: «Зако́н повелева́ет, да сын чтит ма́­терь. Аз Сын Твой, Ты же Ма́­ти Моя́: Аз Тя до́лжен чти́ти, послу́шая Тво­его́ мо­ле́­ния; бу́­ди у́бо, я́ко­же хо́щеши: ны́­не проща́ются ему́ греси́ Те­бе́ ра́­ди». Мы же, ви́­дя­ще такову́ю си́­лу мо­ли́т­вы Хода́таицы на́­шей о проще́нии со­гре­ше́­ний на́­ших, про­сла́­вим ми­ло­се́р­дие и не­из­ре­че́н­ное благоутро́бие Ея́, зо­ву́­ще: Алли­лу́иа.

Икос 7

Но́вое ди́в­ное и сла́вное зна́­ме­ние всем ве́р­ным яви́­ся, я́ко не то́кмо Ма­те­ри Тво­е́й, но и пре­чи́с­то­му Ея́ ли́ку, на дске изображе́нному, си́­лу чудотворе́ния дарова́л еси́, Го́с­по­ди; се­му́ та́ин­ству ди­вя́­ще­ся, во уми­ле́­нии серд­ца́ во­пи­е́м к Ней та­ко­ва́я:

Ра́­дуй­ся, пре­му́д­ро­сти и бла́­гос­ти Бо́­жия открове́ние; ра́­дуй­ся, ве́­ры утвер­жде́­ние.

Ра́­дуй­ся, бла­го­да́­ти яв­ле́­ние; ра́­дуй­ся, ду­ше­по­ле́з­ных зна́­ний да­ро­ва́­ние.

Ра́­дуй­ся, ду­ше­вре́д­ных уче́­ний низ­ло­же́­ние; ра́­дуй­ся, беззако́нных на́выков нетру́дное преодоле́ние.

Ра́­дуй­ся, сло́­во пре­му́д­ро­сти про­ся́­щим да́­рую­щая; ра́­дуй­ся, несмы́сленныя разу́мныя соде́ловающая.

Ра́­дуй­ся, де́тем, неудо́бь уча́щимся, ра́­зум по­даю́­щая; ра́­дуй­ся, ю́нос­ти бла­га́я Охрани́тельнице и Нас­та́в­ни­це.

Ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость ве́р­ным да́­рую­щая.

Кондак 8

Стра́н­ное и ужа́сное виде́ние бысть не́коему челове́ку беззако́нну, показу́я ему́ бла́гость Госпо́дню, пред­ста́­тель­ством Бо­го­ма́­те­ре гре­хи́ его́ проща́ющую; се­го́ ра́­ди отто́ле, испра́вль свое́ жи­тие́, поживе́ богоуго́дне. Си́­це и мы, сла́вная дела́ и многоразли́чную прему́дрость Бо́­жию в ми́­ре и жи́з­ни на́­шей ви́­дя­ще, устра­ни́м­ся зем­ны́я суеты́ и изли́шних жите́йских попече́ний и ум и се́рд­це на́­ше на Не­бе­са́ возведе́м, пою́­ще Бо́­гу: Алли­лу́иа.

Икос 8

Вся в вы́ш­них пребыва́ющи, и ни́ж­них ни­ка́­ко­же отступи́ла еси́, Пре­ми­ло­се́р­дая Ца­ри́­це Не­бе­се́ и зем­ли́; а́ще бо по Успе́нии Тво­е́м и взошла́ еси́ на Не­бе­са́ с Пре­чи́с­тою Твое́ю пло́­тию, оба́­че и гре́ш­ныя зем­ли́ не ос­та́­ви­ла еси́, явля́ющися Прича́стница Про­мыш­ле́­ния Сы́­на Тво­его́ о ро́де христиа́нстем. Се­го́ ра́­ди Тя по до́лгу убла­жа́­ем:

Ра́­дуй­ся, сия́­ни­ем пречи́стыя души́ Твоея́ всю зе́м­лю просвети́вшая; ра́­дуй­ся, чис­то­то́ю телесе́ Тво­его́ вся Не­бе­са́ возвесели́вшая.

Ра́­дуй­ся, Про­мыш­ле́­ния Сы́­на Тво­его́ о ро́де христиа́нстем Свя­та́я Служи́тельнице; ра́­дуй­ся, о всем ми́­ре усе́рд­ная Предста́тельнице.

Ра́­дуй­ся, всех нас при Кре­сте́ Сы́­на Тво­его́ усы­но­ви́в­шая; ра́­дуй­ся, всег­да́ Ма́­тер­нюю лю­бо́вь к нам яв­ля́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, всех да­ро́в, духо́вных и те­ле́с­ных, незави́стная Пода́тельнице; ра́­дуй­ся, благ вре́­мен­ных Хо­да́­таи­це.

Ра́­дуй­ся, две́ри Ца́рст­вия Хри­сто́­ва ве́р­ным отверза́ющая; ра́­дуй­ся, и на зем­ли́ чи́стаго ве­се́­лия серд­ца́ их исполня́ющая.

Ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость ве́р­ным да́­рую­щая.

Кондак 9

Вся́­кое ес­тес­тво́ а́н­гель­ское уди­ви́­ся де́лу Тво­его́ ми­ло­се́р­дия, Го́с­по­ди, я́ко дарова́л еси́ толи́ко твер­дую и те́плую За­сту́п­ни­цу и По­мо́щ­ни­цу ро́ду христиа́нскому, нам неви́димо спребыва́ющу, слы́шащу же Те­бе́ пою́щих: Алли­лу́иа.

Икос 9

Вити́и мно­го­ве­ща́н­нии, но не богопросве́щеннии, суесло́вят, я́ко по­кло­не­́ние свя­то́­му о́б­ра­зу а́ки бы по­кло­не­ние и́долу есть; не разуме́ют бо, я́ко честь, свя­то́­му о́б­ра­зу воздава́емая, на Первообра́зная вос­хо́­дит. Мы же не то́кмо сия́ до́б­ре ве́­ду­ще, но и от ве́р­ных че­ло­ве́к о мно́гих чудотворе́ниих от ли́­ка Бо­го­ма́­те­ре слы́­ша­ще, и са́ми поклоне́нием ему́ по­тре́б­ная ко вре́­мен­ней и ве́чней жи́з­ни при­е́м­лю­ще, с ве­се́­ли­ем Бо­го­ро́­ди­це взы­ва́­ем:

Ра́­дуй­ся, я́ко от свяще́ннаго ли́­ка Тво­его́ чу­де­са́ де́ются; ра́­дуй­ся, я́ко утаи́ся прему́дрость и бла­го­да́ть сия́ от му́д­рых и разу́мных ве́­ка се­го́.

Ра́­дуй­ся, я́ко откры́ся та мла­де́н­цем в ве́­ре; ра́­дуй­ся, я́ко про­слав­ля́ю­щих Тя прославля́еши.

Ра́­дуй­ся, я́ко отверга́ющих Тя пред все́­ми посрамля́еши; ра́­дуй­ся, я́ко от потопле́ния, ог­ня́ и ме­ча́, от смер­то­но́с­ныя я́з­вы и от вся́­ка­го зла при­бе­га́ю­щих к Те­бе́ избавля́еши.

Ра́­дуй­ся, я́ко вся бо­ле́з­ни челове́честии, ду­ше́в­ныя и те­ле́с­ныя, ми́лостивно врачу́еши; ра́­дуй­ся, я́ко пра́ведный гнев Бо́­жий на нас Тво­и́м мо­ле́­ни­ем ско́ро утоля́еши.

Ра́­дуй­ся, я́ко Ты еси́ ти́­хое при­ста́­ни­ще от бурь пла́вающим по мо́­рю жите́йскому; ра́­дуй­ся, я́ко и по конце́ жите́йскаго пла́вания на́­ше­го наде́жно приво́диши нас в необурева́емую стра­ну́ Ца́рст­вия Хри­сто́­ва.

Ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость ве́р­ным да́­рую­щая.

Кондак 10

Спас­ти́ хо­тя́ че­ло­ве́­ка не́коего беззако́нна от заблужде́ния жи́зненнаго пу­ти́ его́, ди́в­ное виде́ние от пре­чест­ны́я ико́­ны Твоея́ показа́ла еси́ ему́, Преблагослове́нная, да, чу́­до ви́­дя, пока́ется и, из глу­би­ны́ гре­хо́в­ныя милосе́рдым про­мыш­ле́­ни­ем Тво­и́м воздви́гнутый, вопие́т Бо́­гу: Алли­лу́иа.

Икос 10

Сте­на́ еси́ де́­вам, Бо­го­ро́­ди­це Де́­во, и всем к Те­бе́ при­те­ка́ю­щим, и́бо Не­бе­се́ и зем­ли́ Тво­ре́ц, все­ли́­вый­ся во утро́бу Твою́ и от Те­бе́ роди́выйся, яви́ Тя, Присноде́ву, стра́жа де́вст­ва, чис­то­ты́ и це­ло­му́д­рия и со­су́д вся́­кия доброде́тели и всех возглаша́ти Те­бе́ нау­чи́:

Ра́­дуй­ся, сто́л­пе и ог­раж­де́­ние де́вст­ва; ра́­дуй­ся, чис­то­ты́ и це­ло­му́д­рия незри́мая Охрани́тельнице.

Ра́­дуй­ся, до́б­рая де́­вам Нас­та́в­ни­це; ра́­дуй­ся, неве́ст бла­га́я Украси́тельнице и Спору́чнице.

Ра́­дуй­ся, всежела́нное соверше́ние бла­ги́х супру́жеств; ра́­дуй­ся, матере́й детородя́щих ско́­рое разреше́ние.

Ра́­дуй­ся, младе́нцев воспита́ние и благода́тное охране́ние; ра́­дуй­ся, безча́дных роди́телей пло­да́­ми ве́­ры и Ду́­ха веселя́щая.

Ра́­дуй­ся, матере́й скор­бя́­щих уте­ше́­ние; ра́­дуй­ся, та́йное ве­се́­лие чи́стых дев и вдо­ви́ц.

Ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость ве́р­ным да́­рую­щая.

Кондак 11

Пе́­ние все­уми­ле́н­ное при­но­ся́­ще Ти, недосто́йнии, про́­сим Те­бе́, Де́­во Бо­го­ро́­ди­це: не пре́­зри гла́­са ра­бо́в Тво­и́х, к Те­бе́ бо в на­па́с­тех и ско́р­бех при­бе­га́­ем и пред То­бо́ю в бе­да́х на́­ших сле́зы пролива́ем, пою́­ще: Алли­лу́иа.

Икос 11

Светопода́тельную све­щу́, су́­щим во тьме греха́ и юдо́ли пла́ча яви́вшуюся, зрим Свя­ту́ю Де́ву; духо́вный бо огнь мо­ли́тв Сво­и́х, наставле́ния и уте­ше́­ния возжига́ющи, приво́дит к Све́­ту Невече́рнему всех, воззва́нии по­чи­та́ю­щих Ю си́­ми:

Ра́­дуй­ся, Луче́ от Со́лн­ца Пра́в­ды, Хри­ста́ Бо́­га на́­ше­го; ра́­дуй­ся, нечи́стую со́­весть про­све­ща́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, та́йная и неудо́бь предви́денная вся до́б­ре ве́дущая и и́м­же по­до­ба́­ет сказу́ющая; ра́­дуй­ся, лжи́вых прови́дцев и су́­ет­ная гада́ния по­срам­ля́ю­щая.

Ра́­дуй­ся, в час недоуме́ний мысль бла́гу на се́рд­це полага́ющая; ра́­дуй­ся, в посте́, мо­ли́т­ве и богомы́слии пребыва́ющим при́с­но спребыва́ющая.

Ра́­дуй­ся, ве́р­ных па́стырей Це́рк­ве ободря́ющая и вразумляющая; ра́­дуй­ся, богобоя́зненных и́ноков и и́нокинь при́сное уте­ше́­ние.

Ра́­дуй­ся, ка́ю­щих­ся пред Бо́­гом гре́ш­ни­ков непосты́дная За­сту́п­ни­це; ра́­дуй­ся, всех хри­сти­а́н те́плая Хо­да́­таи­це.

Ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость ве́р­ным да́­рую­щая.

Кондак 12

Бла­го­да́ть Боже́ственную ис­про­си́ нам у Сы́­на Тво­его́ и Бо́­га, про­стри́ нам ру́­ку по́­мо­щи, от­же­ни́ от нас вся́­ка­го вра­га́ и супоста́та, умири́ на́­шу жизнь, да не поги́бнем лю́­те, без по­кая́­ния, но при­ими́ нас в ве́ч­ныя кро́вы, Бо­го­ро­ди́­тель­ни­це, да ра́дующеся по­е́м Бо́­гу, То­бо́ю нас спаса́ющему: Алли­лу́иа.

Икос 12

Пою́­ще не­из­ре­че́н­ное Ма́­тер­нее Твое́ ми­ло­се́р­дие к челове́ку беззако́нну, вос­хва­ля́­ем Тя вси, я́ко тве́р­дую Предста́тельницу за нас, гре́ш­ных, и по­кло­ня́­ем­ся Те­бе́, о нас моля́щейся; ве́­ру­ем бо и упо­ва́­ем, я́ко испро́сиши у Сы́­на Тво­его́ и Бо́­га бла­га́я вре́­мен­ная и ве́ч­ная всем, с лю­бо́­вию во­пию́­щим Ти си́­це:

Ра́­дуй­ся, всех наве́тов и ис­ку­ше́­ний, от ми́­ра, пло́­ти и диа́вола на­ходя́­щих, попра́ние; ра́­дуй­ся, неча́емое при­ми­ре́­ние ожесточе́нно вражду́ющих.

Ра́­дуй­ся, недове́домое ис­прав­ле́­ние нераска́янных гре́ш­ни­ков; ра́­дуй­ся, изнемога́ющих от уны́ния и пе­ча́­ли ско́­рая Уте́­ши­тель­ни­це.

Ра́­дуй­ся, бла­го­да́­тию сми­ре́­ния и терпе́ния нас снабдева́ющая; ра́­дуй­ся, клятвопреступле́ний и непра́ведных стяжа́ний всенаро́дное об­ли­че́­ние.

Ра́­дуй­ся, от дома́шния бра́­ни и вражды́ единокро́вныя ми́­ром и лю­бо́­вию огражда́ющая; ра́­дуй­ся, от па́губных начина́ний и несмы́сленных пожела́ний нас незри́мо отвраща́ющая.

Ра́­дуй­ся, во бла­ги́х наме́рениих на́­ших при́сная Споспе́шнице; ра́­дуй­ся, в час кон­чи́­ны всем нам По­мо́щ­ни­це.

Ра́­дуй­ся, неча́янную ра́­дость ве́р­ным да́­рую­щая.

Кондак 13

О, Все­пе́­тая Ма́­ти, Не­вме­сти́­ма­го Бо́­га во чре́ве вмести́вшая и Ра́­дость все­му́ ми́­ру ро­ди́в­шая! Ны́нешнее при­ими́ пе́­ние, вся на́­ша пе­ча́­ли на ра́­дость преложи́ и от вся́­кия из­ба́­ви на­па́с­ти всех и бу́­ду­щия из­ми́ му́­ки, о Те­бе́ во­пию́­щих: Алли­лу́иа.

Этот кондак чи­та­ет­ся трижды, за­те́м 1-й икос: «А́нгели и пра́­вед­ных ду́­ши…» и 1-й кондак: «Избра́нней от всех ро­до́в…».

Мо­ли́т­ва

О, Пре­свя­та́я Де́­во, Всеблага́го Сы́­на Ма́­ти Всебла́гая, гра́­да Москвы́ Покрови́тельнице, всех су́­щих во гре­се́х, ско́р­бех, бе­да́х и бо­ле́з­нех Ве́р­ная Предста́тельнице и За­сту́п­ни­це! При­ими́ моле́бное пе́­ние сие́ от нас, не­до­сто́й­ных раб Тво­и́х, Те­бе́ возноси́мое, и я́ко­же дре́в­ле гре́шника, на всяк день мно́гажды пред чест­но́ю ико́­ною Твое́ю моли́вшагося, не презре́ла еси́, но да­ро­ва́­ла еси́ ему́ неча́янную ра́­дость по­кая́­ния и преклони́ла еси́ Сы́­на Тво­его́ мно́гим и усе́рдным к Не­му́ хо­да́­тай­ством ко проще́нию се­го́ гре́ш­на­го и заблу́ждшагося, та́­ко и ны́­не не пре́­зри мо­ле́­ния нас, не­до­сто́й­ных ра­бо́в Тво­и́х, и умо­ли́ Сы́­на Тво­его́ и Бо́­га на́­ше­го, да и всем нам, с ве́­рою и уми­ле́­нием покланя́ющимся пред цель­бо­но́с­ным о́б­ра­зом Тво­и́м, да́­ру­ет неча́янную по коего́ждо потре́бе ра́­дость: гре́шником, погря́зшим во глубине́ зол и страс­те́й,— вседе́йственное вразумле́ние, по­кая́­ние и спа­се́­ние; су́­щим в ско́р­бех и пе­ча́­лех — уте­ше́­ние; обрета́ющимся в бе­да́х и озлобле́ниих — соверше́нное сих избы́тие; малоду́шным и ненаде́ждным — на­де́ж­ду и терпе́ние; в ра́­дос­ти и изоби́лии живу́щим — непреста́нное Благоде́телю Бо́гу благодаре́ние; бе́д­ствую­щим — ми­ло­се́р­дие; су́­щим в бо­ле́з­ни и долгонеду́жии и оста́вленным врача́ми — неча́емое ис­це­ле́­ние и укреп­ле́­ние; ижди́вшим от не­ду́­га ум — ума́ возвраще́ние и обновле́ние; отходя́щим в ве́ч­ную и несконча́емую жизнь — па́­мять сме́рт­ную, умиле́ние и сокруше́ние о гре­се́х, дух бодр и твер­дую на ми­ло­се́р­дие Судии́ на­де́ж­ду. О, Гос­по­же́ Пре­свя­та́я! Уми­ло­се́р­ди­ся ко всем, чту́­щим все­чест­но́е и́мя Твое́, и всем яви́ всемо́щный по­кро́в Твой и за­ступ­ле́­ние; во бла­го­че́с­тии, чис­то­те́ и честне́м жи́тельстве пребыва́ющия до после́дняго их сконча́ния во бла́­гос­ти соблюди́; злы́я бла́ги со­тво­ри́; заблу́ждшия на путь пра́вый наста́ви; вся́кому де́лу благо́му и Сы́­ну Тво­ему́ уго́дному споспешеству́й; вся́­кое де́ло зло́е и богопроти́вное разруши́; в недоуме́нии и тру́дных и опа́сных об­стоя́­ни­их обрета́ющимся незри́мую по́­мощь и вразумле́ние с Не­бе­се́ низпосли́; от ис­ку­ше́­ний, собла́знов и по­ги́­бе­ли спа­си́; от всех злых че­ло­ве́к и от вра­го́в ви́­ди­мых и не­ви́­ди­мых защити́ и со­хра­ни́; пла́вающим спла́вай; путеше́ствующим спутеше́ствуй; су́­щим в нужде́ и гла́де бу́­ди Пита́тельница; неиму́щим кро́ва и приста́нища бу́­ди по­кро́в и при­бе́­жи­ще; наги́м по­да́ждь оде­я́ние; оби́димым и непра́ведно гони́мым — за­ступ­ле́­ние; клевету́, поноше́ние и ху­ле́­ние терпя́щия незри́мо оправда́й; клеветники́ и хули́тели пред все́­ми обличи́; ожесточе́нно вражду́ющим неча́емое по­да́ждь при­ми­ре́­ние, и всем нам друг ко дру́гу лю­бо́вь, мир и бла­го­че́с­тие и здра́­вие с долгоде́нствием. Супру́жества в любви́ и единомы́слии со­хра­ни́; супру́ги, во вражде́ и разделе́нии су́щия, умири́, соедини́ я друг ко дру́гу и по­ло­жи́ им сою́з люб­ве́ неразруши́мый; ма́терем, де́ти родя́щим, ско́­рое по­да́ждь разреше́ние; младе́нцы воспита́й; ю́ныя уцелому́дри, от­ве́р­зи им ум к восприя́тию вся́­ка­го поле́знаго уче́ния, стра́ху Бо́­жию, воздержа́нию и трудолю́бию наста́ви; от дома́шния бра́­ни и вражды́ единокро́вных ми́­ром и лю­бо́­вию огради́. Безма́терних си­ро́т бу́­ди Ма́­терь, от вся́­ка­го поро́ка и скве́р­ны от­вра­ти́ я и все­му́ благо́му и Богоуго́дному нау­чи́, прельще́нныя же и во грех и нечистоту́ па́дшия, скве́рну греха́ отъя́вши, из бе́зд­ны по­ги́­бе­ли изведи́. Вдов бу́­ди Уте́шительница и По­мо́щ­ни­ца, ста́­рос­ти бу́­ди жезл, от внеза́пныя сме́р­ти без по­кая́­ния всех нас из­ба́­ви, и всем нам хри­сти­а́н­скую кон­чи́­ну жи­во­та́ на́­ше­го, без­бо­ле́з­нен­ну, не­пос­ты́д­ну, ми́­рну и до́б­рый отве́т на стра́шнем Суди́щи Христо́ве да́­руй. Преста́вльшияся в ве́­ре и по­кая́­нии от жи­тия́ се­го́ со А́н­ге­лы и все́­ми свя­ты́­ми жи́ти со­тво­ри́, сконча́вшимся внеза́пною сме́р­тию ми́­ло­сти­ва бы­ти Сы́­на Тво­его́ умо­ли́, и о всех усо́пших, и́же не и́мут сро́дников, о упокое́нии их Сы́­на Тво­его́ умоля́ющих, Сама́ бу́­ди непреста́нная и те́плая Моли́твенница и Хода́таица, да вси на Не­бе­си́ и на зем­ли́ ве́дят Тя, я́ко тве́р­дую и непосты́дную Предста́тельницу ро́­да хри­сти­а́н­ска­го, и, ве́­ду­ще, сла́вят Тя и То­бо́ю Сы́­на Тво­его́, со Без­на­ча́ль­ным Его́ От­це́м и Единосу́щным Его́ Ду́­хом, ны́­не и при́с­но и во ве́­ки ве­ко́в. Ами́нь.

Преподобный Пата́пий Фивский, Константинопольский

ДНИ ПАМЯТИ: 21 декабря

ЖИТИЕ

Пре­по­доб­ный Па­та­пий ро­дил­ся в Фивах в хри­сти­ан­ской бла­го­че­сти­вой се­мье. До­стиг­нув со­вер­шен­но­ле­тия, пре­зрел су­е­ту ми­ра и уда­лил­ся в Еги­пет­скую пу­сты­ню. По про­ше­ствии мно­гих лет он про­сла­вил­ся ас­ке­ти­че­ски­ми по­дви­га­ми. Ко­гда же лю­ди ста­ли при­хо­дить к нему за со­ве­том, по­же­лал пре­бы­вать в без­мол­вии и ушел в Кон­стан­ти­но­поль, где устро­ил се­бе кел­лию в го­род­ской стене, близ Влахерн­скои церк­ви. Од­на­ко и здесь ско­ро ста­ло из­вест­но о нем. На­ча­ли сте­кать­ся боль­ные, и он, об­ла­дая да­ром ис­це­ле­ния, стал по­мо­гать всем нуж­да­ю­щим­ся.

ТРОПАРИ, КОНДАКИ

ПРЕПОДОБНОМУ ПАТАПИЮ ФИВСКОМУ

Тропарь преподобному Патапию Фивскому, глас 8

В тебе́, о́тче, изве́стно спасе́ся, е́же по о́бразу:/ прии́м бо крест, после́довал еси́ Христу́,/ и де́я учи́л еси́ презира́ти у́бо плоть, прехо́дит бо,/ прилежа́ти же о души́, ве́щи безсме́ртней.// Те́мже и со а́нгелы сра́дуется, преподо́бне Пата́пие, дух твой.

Кондак преподобному Патапию Фивскому, глас 3

Храм твой, свя́те, духо́вное врачевство́ лю́дие обре́тше,/ со тща́нием к нему́ приходя́ще,/ цельбу́ неду́гов про́сят прия́ти,/ реше́ние же в житии́ прегреше́нных,/ ты бо всех су́щих в ну́ждах предста́тель яви́лся еси́,// Пата́пие преподо́бне.

МЫСЛИ СВТ. ФЕОФАНА ЗАТВОРНИКА

(Евр.7:18–25Лк.21:37–22:8)

Вошел сатана в Иуду и научил его, как предать Господа: тот согласился и предал. Вошел сатана потому, что была отворена для него дверь. Внутреннее наше всегда заключено; Сам Господь стоит вне и стучит, чтоб отворили. Чем же оно отворяется? Сочувствием, предрасположением, согласием. У кого все это клонится на сторону сатаны, в того он и входит; у кого, напротив, все это клонится на сторону Господа, в того входит Господь. Что входит сатана, а не Господь, в этом виноват сам человек. Не допускай сатане угодных мыслей, не сочувствуй им, не располагайся по внушению их, и не соглашайся на них, – сатана походит-походит около, да и отойдет: ему ведь ни над кем не дано власти. Если же завладевает он кем, то потому, что тот сам себя отдает ему в рабство. 

Начало всему злу – мысли. Не допускай худых мыслей и навсегда заключишь тем дверь души твоей для сатаны. А что мысли приходят недобрые – что же делать; без них никого нет на свете, и греха тут никакого нет. Прогони их, и всему конец; опять придут, опять прогони – и так всю жизнь. Когда же примешь мысли, и станешь ими заниматься, то не дивно, что и сочувствие к ним явится; тогда они станут еще неотвязнее. За сочувствием пойдут худые намерения то на те, то на другие недобрые дела. Неопределенные намерения определятся потом расположением к одному какому-либо; начинается выбор, согласие и решимость – вот и грех внутри! 

Дверь сердца отворена настежь. Как только согласие образуется, вскакивает внутрь сатана, и начинает тиранствовать. Тогда бедная душа, как невольник или как вьючное животное, бывает гоняема и истомляема в делании непотребных дел. Не допусти она худых мыслей – ничего бы такого не было.

ПРИТЧА ДНЯ

Некий человек, испытывая недостаток воды, стал просить Бога – даровать ему воду. Долго он докучал Богу своей просьбой. Наконец, он услышал голос Божий, сказавший ему: «Я могу дать тебе воду, много воды. Но во что ты примешь Мою воду и в чем сохранишь ее? Вначале выкопай колодец. И Я наполню его чистой, прохладной водой! Вода – Моя, а колодец – твой».

Монах Симеон Афонский. «Восхождение к небу»

Преподобный Нил Столобе́нский

ДНИ ПАМЯТИ: 17 июня  (переходящая) – Собор Новгородских святых,15 июля  (переходящая) – Собор Тверских святых, 9 июня, 9 июля, 20 декабря

КРАТКОЕ ЖИТИЕ ПРЕПОДОБНОГО НИЛА СТОЛОБЕНСКОГО

Пре­по­доб­ный Нил Сто­ло­бен­ский ро­дил­ся в се­мье кре­стья­ни­на в не­боль­шом се­ле­нии Нов­го­род­ской епар­хии. В 1505 го­ду он при­нял по­стриг в оби­те­ли пре­по­доб­но­го Сав­вы Кры­пец­ко­го близ Пско­ва. По­сле 10 лет по­движ­ни­че­ской жиз­ни в ки­но­вии уда­лил­ся на ре­ку Се­рем­лю, в сто­ро­ну го­ро­да Осташ­ко­ва, где 13 лет вел стро­гую ас­ке­ти­че­скую жизнь в не­пре­рыв­ной бра­ни с коз­ня­ми диа­во­ла, ко­то­рые вы­ра­жа­лись в яв­ле­ни­ях при­зра­ков – га­дов и ди­ких зве­рей. Мно­гие жи­те­ли из окрест­ных мест ста­ли при­хо­дить к пре­по­доб­но­му за на­став­ле­ни­я­ми, но он стал этим тя­го­тить­ся и мо­лить Бо­га ука­зать ему ме­сто для по­дви­га без­мол­вия. Од­на­жды по­сле дол­гой мо­лит­вы он услы­шал го­лос: «Нил! Иди на озе­ро Се­ли­гер. Там на ост­ро­ве Сто­ло­бен­ском ты мо­жешь спа­стись!» От при­хо­див­ших к не­му лю­дей пре­по­доб­ный Нил узнал, где на­хо­дит­ся озе­ро и, при­дя ту­да, был по­ра­жен его кра­со­той.

В се­ре­ди­не озе­ра – по­кры­тый гу­стым ле­сом ост­ров; на нем пре­по­доб­ный на­шел не­боль­шую го­ру и вы­ко­пал пе­ще­ру, а спу­стя не­ко­то­рое вре­мя по­стро­ил хи­жи­ну, в ко­то­рой и про­жил 26 лет. По­дви­ги стро­го­го пост­ни­че­ства и без­мол­вия со­про­вож­дал еще и дру­гим, осо­бен­ным по­дви­гом – ни­ко­гда не ло­жил­ся спать, а поз­во­лял се­бе лишь лег­кую дре­мо­ту, опи­ра­ясь на крю­ки, вде­лан­ные в сте­ну кел­лии.

Бо­го­угод­ная жизнь пре­по­доб­но­го мно­го раз воз­буж­да­ла за­висть вра­га, ко­то­рая про­яв­ля­лась че­рез зло­бу мест­ных жи­те­лей. Од­на­жды кто-то под­жег лес на ост­ро­ве, где сто­я­ла хи­жи­на пре­по­доб­но­го, но пла­мя, дой­дя до го­ры, чу­дес­ным об­ра­зом угас­ло. В дру­гой раз в хи­жи­ну во­рва­лись гра­би­те­ли. Пре­по­доб­ный ска­зал им: «Все мое со­кро­ви­ще в уг­лу ке­ллии». Там сто­я­ла ико­на Бо­го­ма­те­ри. Раз­бой­ни­ки ста­ли ис­кать день­ги и ослеп­ли. То­гда в сле­зах рас­ка­я­ния ста­ли они мо­лить свя­то­го о про­ще­нии.

Из­вест­ны и мно­гие дру­гие чу­де­са, со­вер­шен­ные пре­по­доб­ным. Он без­молв­но от­ка­зы­вал­ся от при­но­ше­ний, ес­ли со­весть у при­хо­див­ших к не­му бы­ла не­чи­ста или они на­хо­ди­лись в не­чи­сто­те те­лес­ной.

В пред­чув­ствии кон­чи­ны пре­по­доб­ный Нил при­го­то­вил се­бе гроб. А к са­мо­му вре­ме­ни пре­став­ле­ния при­был на ост­ров игу­мен од­но­го из близ­ле­жав­ших мо­на­сты­рей и при­об­щил его Свя­тых Тайн. По ухо­де игу­ме­на пре­по­доб­ный Нил в по­след­ний раз со­вер­шил мо­лит­ву, ока­дил свя­тые ико­ны и кел­лию и пре­дал Гос­по­ду бес­смерт­ную свою ду­шу 7 де­каб­ря 1554 го­да. Про­слав­ле­ние его свя­тых мо­щей (ны­не по­чи­ва­ю­щих в Зна­мен­ском хра­ме г. Осташ­ко­ва) со­вер­ши­лось в 1667 го­ду с уста­нов­ле­ни­ем празд­но­ва­ния 27 мая и в день пре­став­ле­ния.

Пре­по­доб­ный Нил Сто­ло­бен­ский пре­ста­вил­ся 7 де­каб­ря 1554 го­да.

Мно­го лет спу­стя на ост­ров озе­ра Се­ли­гер, где под­ви­зал­ся свя­той по­движ­ник, при­шел иеро­мо­нах Гер­ман и вслед за ним хол­мо­го­рец, стран­ник Бо­рис. Вме­сте они по­се­ли­лись на ост­ро­ве и по­стро­и­ли храм в честь Бо­го­яв­ле­ния с при­де­лом во имя свя­то­го бла­жен­но­го Ва­си­лия, Мос­ков­ско­го чу­до­твор­ца. Со вре­ме­нем на ме­сте по­дви­гов пре­по­доб­но­го Ни­ла воз­ник­ла оби­тель, на­зван­ная его име­нем. Ино­ка­ми Ор­ши­на мо­на­сты­ря бы­ла на­пи­са­на ико­на пре­по­доб­но­го Ни­ла, на ме­сте по­гре­бе­ния свя­то­го ста­ли со­вер­шать­ся чу­дес­ные ис­це­ле­ния боль­ных. Впо­след­ствии жив­ший в оби­те­ли свя­ти­тель Нек­та­рий, ар­хи­епи­скоп Си­бир­ский и То­боль­ский, ре­шил по­стро­ить ка­мен­ный храм вме­сто преж­не­го, де­ре­вян­но­го. Во вре­мя за­клад­ки фун­да­мен­та зем­ля осы­па­лась и от­кры­лись не­тлен­ные мо­щи пре­по­доб­но­го Ни­ла. Об­ре­те­ние мо­щей про­изо­шло 27 мая 1667 го­да, од­но­вре­мен­но бы­ло уста­нов­ле­но празд­но­ва­ние пре­по­доб­но­му в честь это­го со­бы­тия.

ПРЕПОДОБНОМУ НИЛУ СТОЛОБЕНСКОМУ

Тропарь преподобному Нилу Столобенскому, глас 4

Я́ко светильник всесве́тел/ яви́лся еси́ во о́строве Селиге́ра е́зера,/ преподо́бне о́тче Ни́ле:/ ты бо Крест Христо́в от ю́ности своея́ на ра́мо взем,/ усе́рдно Тому́ после́довал еси́,/ чистото́ю Бо́гови прибли́жився,/ отону́дуже и чуде́с дарова́нием обогати́лся еси́./ Тем и мы, притека́юще к ра́це моще́й твои́х, уми́льно глаго́лем:/ о́тче преподо́бне,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Перевод: Как преяркий светильник явился ты на острове озера Селигер, преподобный отче Нил, ибо ты с юности, подняв на плечи Крест Христов, с усердием Ему последовал и чистотой приблизился к Богу, потому и обогатился дарованием чудес. Вот и мы, приходя к раке с мощами твоими, в сердечном сокрушении взываем: «Отче преподобный, моли Христа Бога о спасении наших душ».

Кондак преподобному Нилу Столобенскому, глас 8

Оте́чества, преподо́бне, удали́вся,/ в пусты́ню всели́лся еси́,/ и на о́стров Селиге́ра е́зера возше́д,/ жесто́ко житие́ показа́л еси́,/ и мно́гих доброде́тельми удиви́в,/ дарова́ния чуде́с от Христа́ прия́л еси́./ Помина́й нас, чту́щих па́мять твою́, да зове́м ти:// ра́дуйся, Ни́ле, о́тче наш.

Перевод: Покинув свою родину, преподобный, ты поселился в пустыни и, взойдя на остров озера Селигер, явил суровую жизнь и, удивив многих добродетелями, принял от Христа дарования чудес. Вспоминай нас, почитающих память твою, да взываем к тебе: «Радуйся, Нил, отче наш».

Молитва преподобному Нилу Столобенскому

О вели́кий уго́дниче, пресла́вный чудотво́рче, собра́нного зде о тебе́ ста́да Христо́ва бо́дрый па́стырю и оби́тели сея́ Бо́гом да́нный нача́льниче, Ни́ле всеблаже́нне! Душе́ю на Небеси́ Престо́лу Бо́жию предстоя́й и Тро́ичныя сла́вы наслажда́яйся, те́лом же на земли́ в Боже́ственном хра́ме сем почива́яй и от него́ да́нною ти свы́ше благода́тию разли́чная источа́яй чудеса́, при́зри ми́лостивым о́ком на предстоя́щия честне́й твое́й ра́це лю́ди и прося́щия си́льныя твоея́ по́мощи. Се бо мы в безме́рных согреше́ниях оскверни́вшиися и в ти́не страсте́й при́сно валя́ющиися, пра́ведный гнев Бо́жий на себе́ наведо́хом и вся́кия ми́лости недосто́йны сотвори́хомся; те́мже и не сме́юще возвести́ оче́с на́ших к высоте́ Небе́сней, ниже́ вознести́ моле́бный глас, се́рдцем сокруше́нным и ду́хом смире́нным тебе́ в хода́тайство и посо́бие призыва́ем. Ты у́бо, я́ко стяжа́вый дерзнове́ние, воздви́гни горе́ преподо́бныя твоя́ ру́це, я́коже иногда́ чу́дный о́ный Моисе́й Богови́дец Амали́ка побежда́яй, и просте́р к Го́споду Творцу́ всех и Бо́гу те́плую свою́ моли́тву, испроси́ Це́ркви благостоя́ние, возду́ха благорастворе́ние, земли́ плодоно́сие. Изба́ви же всех, ве́рою несумне́нною к Бо́гу приходя́щих и многоцеле́бныя мо́щи твоя́ благогове́йно почита́ющих, от вся́ких бед душе́вных и теле́сных, от всех томле́ний и прило́гов диа́вольских. Бу́ди печа́льным уте́шитель, неду́гующим врач, напа́ствуемым помо́щник, наги́м покрови́тель, вдови́цам засту́пник, си́рым защи́тник, младе́нцем пита́тель, ста́рым укрепи́тель, стра́нствующим путево́ждь, пла́вающим ко́рмчий и исхода́тайствуй всем, кре́пкия по́мощи твоея́ усе́рдне тре́бующим, вся я́же ко спасе́нию поле́зная. Я́ко да твои́ми моли́твами наставля́еми, путь на земли́ маловре́меннаго жития́ на́шего безбе́дне соверши́м, улучи́м же на Небеси́ несконча́емый поко́й и просла́вим ку́пно с тобо́ю всех благи́х Да́теля, еди́наго в Тро́ице сла́вимаго Бо́га Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

МЫСЛИ СВТ. ФЕОФАНА ЗАТВОРНИКА

(Евр.7:1–6Лк.21:28–33)

«Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объядением и пьянством к заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно» (Лк.21:34)«День тот», то есть последний день мира или каждого из нас, приходит как тать, и захватывает как сеть; потому и предписывает Господь: «итак, бодрствуйте на всякое время и молитесь» (Лк.21:36).

А так как сытость и многозаботливость – первые враги бдения и молитвы, то наперед еще указано, чтоб не допускать себя до отяжеления пищею, питьем и печалями житейскими. Кто поел, попил, повеселился, спать – выспался и опять за то же, у того какому быть бдению? Кто и день и ночь занят одним житейским, тому до молитвыли? «Что же, – скажешь, – делать? Без пищи нельзя; и ее надо добыть. Вот и забота». – Да Господь не сказал: не работай, не ешь, не пей, а «да не отяготится сердце ваше этим». Руками работай, а сердце держи свободным; есть – ешь, но не обременяй себя пищею; и вина выпей, когда нужно, но не допускай до возмущения головы и сердца. Раздели внешнее твое от внутреннего и последнее поставь делом жизни твоей, а первое приделком: там будь вниманием и сердцем, а здесь только телом, руками, ногами и глазами: «бодрствуйте на всякое время и молитесь», да сподобишься небоязненно стать пред Сыном Человеческим. Чтобы сподобиться этого, надо здесь еще, в жизни своей, установиться пред Господом, а для этого одно средство – бодренная молитва в сердце, совершаемая умом. Кто так настроится – на того не найдет «день той» внезапно.

ПРИТЧА ДНЯ

«Единственное, что есть у человека, — это расположение, и Бог помогает ему в соответствии с этим расположением. Поэтому я говорю, что все блага, которые у нас имеются, — это Божии дары. Наши дела — ничто, и наши добродетели есть один сплошной ряд из нулей. Будем же стараться постоянно прибавлять нули к нулям и просить Христа поставить в начале этого ряда единицу. Так мы станем богатыми. Если же Христос не поставит единицы в начале, то весь наш труд пойдет насмарку».

прп. Паисий Святогорец. «Духовное пробуждение»

 

Святитель Николай Мирликийский, чудотворец, архиепископ

ДНИ ПАМЯТИ: 22 мая – Перенесение мощей святителя и чудотворца из Мир Ликийских в Бар, 11 августа – Рождество, 5 октября – Собор Тульских святых, 19 декабря

 

ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ, АРХИЕПИСКОПА МИРЛИКИЙСКОГО В НОВОМ ИЗЛОЖЕНИИ

ТРОПАРИ, КОНДАКИ, МОЛИТВЫ И ВЕЛИЧАНИЯ

СВЯТИТЕЛЮ НИКОЛАЮ, АРХИЕПИСКОПУ МИРЛИКИЙСКОМУ, ЧУДОТВОРЦУ

Тропарь святителю Николаю, архиепископу Мирликийскому, чудотворцу, глас 4

Пра́вило ве́ры и о́браз кро́тости,/ воздержа́ния учи́теля/ яви́ тя ста́ду твоему́/ я́же веще́й и́стина;/ сего́ ра́ди стяжа́л еси́ смире́нием высо́кая,/ нището́ю бога́тая./ О́тче священнонача́льниче Нико́лае,/ моли́ Христа́ Бо́га// спасти́ся душа́м на́шим.

Перевод: Правилом веры и образом кротости, воздержания учителем явила тебя стаду твоему непреложная Истина. Потому ты приобрел смирением – высокое, нищетою – богатство. Отче, святитель Николай, моли Христа Бога о спасении душ наших.

Кондак святителю Николаю, архиепископу Мирликийскому, чудотворцу, глас 3

В Ми́рех, свя́те, священноде́йствитель показа́лся еси́:/ Христо́во бо, преподо́бне, Ева́нгелие испо́лнив,/ положи́л еси́ ду́шу твою́ о лю́дех твои́х/ и спасл еси́ непови́нныя от сме́рти;// сего́ ра́ди освяти́лся еси́, я́ко вели́кий таи́нник Бо́жия благода́ти.

Перевод: В Мирах, святитель, ты явился как совершитель священного служения, ибо исполнив Христово Евангелие, преподобный, ты положил душу свою за людей твоих и спас неповинных от смерти, потому и освятился ты как великий служитель Таинств Божией благодати.

Молитва святителю Николаю, архиепископу Мирликийскому, чудотворцу

О, всехва́льный и всечестны́й архиере́ю, вели́кий чудотво́рче, святи́телю Христо́в, о́тче Нико́лае, челове́че Бо́жий, и ве́рный ра́бе, му́жу жела́ний, сосу́де избра́нный, кре́пкий сто́лпе церко́вный, свети́льниче пресве́тлый, звездо́ осиява́ющая и освеща́ющая всю вселе́нную, ты еси́ пра́ведник, я́ко фи́никс процве́тший, насажде́нный во дво́рех Го́спода своего́: живы́й в Ми́рех, ми́ром благоуха́л еси́, и ми́ро приснотеку́щее благода́ти Бо́жия источа́еши. Твои́м ше́ствием, пресвяты́й о́тче, мо́ре освяти́ся, егда́ многочуде́сныя твоя́ мо́щи ше́ствоваху во град Ба́рский, от восто́ка до за́пада хвали́ти и́мя Госпо́дне. О, преизя́щный и преди́вный чудотво́рче, ско́рый помо́щниче, те́плый засту́пниче, па́стырю предо́брый, спаса́ющий слове́сное ста́до от вся́ких бед, тебе́ прославля́ем и тебе́ велича́ем, я́ко наде́жду всех христиа́н, исто́чника чуде́с, защи́тителя ве́рных, прему́драго учи́телю, а́лчущих корми́телю, пла́чущих весе́лие, наги́х одея́ние, боля́щих врача́, по мо́рю пла́вающих упра́вителя, пле́нников свободи́теля, вдов и сиро́т пита́теля и засту́пника, целому́дрия храни́теля, младе́нцев кро́ткаго наказа́теля, ста́рых укрепле́ние, по́стников наста́вника, тружда́ющихся упокое́ние, ни́щих и убо́гих изоби́льное бога́тство. Услы́ши нас, моля́щихся тебе́ и прибега́ющих под кров твой, яви́ предста́тельство твое́ о нас к Вы́шнему и исходата́йствуй твои́ми Богоприя́тными моли́твами вся поле́зная ко спасе́нию душ и теле́с на́ших: сохрани́ святу́ю оби́тель сию́ (или: храм сей), вся́кий град и весь, и вся́кую страну́ христиа́нскую, и лю́ди живу́щыя, от вся́кого озлобле́ния по́мощию твое́ю: ве́мы бо, ве́мы, я́ко мно́го мо́жет моли́тва пра́веднаго, поспешеству́ющая во благо́е: тебе́ же пра́веднаго по преблагослове́нней Де́ве Мари́и, предста́теля ко Всеми́лостивому Бо́гу и́мамы, и к твоему́, преблаги́й о́тче, те́плому хода́тайству и заступле́нию смире́нно притека́ем: ты нас соблюди́ я́ко бо́дрый и до́брый па́стырь, от вся́ких враго́в, губи́тельства, тру́са, гра́да, гла́да, пото́па, огня́, меча́, наше́ствия иноплеме́нников, и во вся́ких беда́х и ско́рбех на́ших подава́й нам ру́ку по́мощи и отве́рзи две́ри милосе́рдия Бо́жия; поне́же недосто́йны есмы́ зре́ти высоту́ Небе́сную, от мно́жества непра́вд на́ших: свя́зани есмы́ у́зами грехо́вными, и николи́же во́ли Созда́теля на́шего сотвори́хом, ни сохрани́хом повеле́ний Его́. Тем же преклоня́ем коле́на сокруше́нна и смире́нна се́рдца на́шего к Зижди́телю своему́, и твоего́ оте́ческаго заступле́ния к нему́ про́сим: помози́ нам, уго́дниче Бо́жий, да не поги́бнем со беззако́нии на́шими, изба́ви нас от вся́кого зла, и от вся́кия ве́щи сопроти́вныя, упра́ви ум наш, и укрепи́ се́рдце на́ше в пра́вой ве́ре, в ней же твои́м предста́тельством и хода́тайством, ни ра́нами, ни преще́нием, ни мо́ром, ни ко́им гне́вом от Созда́теля своего́ ума́лени бу́дем, но ми́рное зде поживе́м житие́, и да сподо́бимся ви́дети блага́я на земли́ живы́х, сла́вяще Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, еди́наго в Тро́ице сла́вимаго и поклоня́емаго Бо́га, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь

МЫСЛИ СВТ. ФЕОФАНА ЗАТВОРНИКА

(Флп.1:27–2:4Лк.6:17–23)

Ублажает Господь нищих, алчущих, плачущих, поносимых, под тем условием, если все это Сына Человеческого ради; ублажается, значит, жизнь, окруженная всякого рода нуждами и лишениями. Утехи, довольство, почет, по слову сему, не представляют собою блага; да оно так и есть. Но пока в них почивает человек, он не сознает того. Только когда высвободится из обаяния их – видит, что они не представители блага, а только призраки его. 

Душа не может обойтись без утешений, но они не в чувственном; не может обойтись без сокровищ, но они не в золоте и серебре, не в пышных домах и одеждах, не в этой полноте внешней; не может обойтись без чести, но она не в раболепных поклонах людских. Есть иные утехи, иное довольство, иной почет, – духовные, душе сродные. Кто их найдет, тот не захочет внешних; да не только не захочет, а презрит и возненавидит их ради того, что они заграждают духовные, не дают видеть их, держат душу в омрачении, опьянении, в призраках. Оттого такие вседушно предпочитают нищету, прискорб­ность и безвестность, чувствуя себя хорошо среди них, как в безопасной какой-нибудь ограде от обаяния прелестями мира. Как же быть тем, к кому все это идет само собою? Быть в отношении ко всему тому, по слову Св. апостола, как не имеющий ничего.

ПРИТЧА ДНЯ

Один царь сказал своему мудрецу: «Мудрец, ты должен разгадать три вопроса. Разгадаешь – озолочу. Нет, – так и голова с плеч. А вопросы такие: Какое самое главное время? Какой самый главный человек? И какое самое главное дело? Три дня срока».
Ушел мудрец. Думал, думал, ни до чего не додумался. Идет плачет. Голову-то жалко! Проходит по полю, на котором девочка пасла гусей. Та у него и спрашивает: «Чего плачешь, старче?». Он и поведал свою печаль.
А девочка ему отвечает: «А, так это просто. Самое главное время – это СЕЙЧАС. Потому что прошлое уже улетело, а будущее еще не наступило. Самый главный человек, это тот, который СЕЙЧАС находится РЯДОМ со мной. Ведь он может уйти, и я его больше никогда не увижу. А самое главное дело, это то дело, которое я СЕЙЧАС сделаю для человека, который находится РЯДОМ со мной».

ЖИТИЕ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ, АРХИЕПИСКОПА МИРЛИКИЙСКОГО В НОВОМ ИЗЛОЖЕНИИ

Бла­го­сло­вен Бог, да­ро­вав­ший нам пре­див­ное со­кро­ви­ще – ан­ге­ло­по­доб­но­го Ни­ко­лая. За­ступ­ни­че­ством и ми­ло­сер­ди­ем это­го ве­ли­ко­го све­то­ча еван­гель­ско­го си­я­ния, от края до края освя­тив­ше­го все­лен­ную, весь пра­во­слав­ный мир устре­мил­ся к Веч­ной Жиз­ни. Из­бран­ник Бо­жий Ни­ко­лай стал вер­ши­ной всех доб­ро­де­те­лей, под­ня­той до рай­ской вы­со­ты. С кем из ве­ли­чай­ших пра­вед­ни­ков не срав­нял­ся свя­ти­тель Ни­ко­лай об­ра­зом ду­хов­ной кра­со­ты, ко­му из них не по­сле­до­вал в сво­их де­я­ни­ях и чу­до­тво­ре­ни­ях? Все­б­ла­жен­ный Ни­ко­лай был кро­ток, как Мо­и­сей, му­же­стве­нен, как Да­вид, сла­вен про­сто­той нра­ва, как Иа­ков. Слов­но Ной, он спа­сал ста­до Гос­подне в но­вом ков­че­ге от по­то­па ере­сей.

По­ис­ти­не не толь­ко древним пра­вед­ни­кам и про­ро­кам, но уче­ни­кам и апо­сто­лам Хри­сто­вым упо­до­бил­ся отец от­цов Ни­ко­лай. Он стал ос­но­ва­ни­ем и стол­пом Церк­ви, ее оком и по­пе­чи­те­лем, со­зи­да­те­лем и во­и­ном. Пусть бла­го­че­сти­вый чи­та­тель боль­ше узна­ет о все­ми лю­би­мом свя­том, про­чи­тав по­вест­во­ва­ние об уди­ви­тель­ных де­я­ни­ях вер­но­го дру­га Пре­свя­той Тро­и­цы и ве­ли­ко­го угод­ни­ка Бо­жье­го ар­хи­епи­ско­па Мир­ли­кий­ско­го Ни­ко­лая, со­став­лен­ное на­ми по до­сто­вер­ным древ­ней­шим ис­точ­ни­кам.

От­чиз­ной иерар­ха Хри­сто­ва Ни­ко­лая был древ­ний ли­кий­ский го­род Па­та­ра Его ро­ди­те­ли про­ис­хо­ди­ли из знат­но­го и бо­га­то­го ро­да, но ни­ко­гда не стре­ми­лись к мир­ской сла­ве и рос­ко­ши. Они весь­ма вы­де­ля­лись сре­ди со­оте­че­ствен­ни­ков сво­и­ми доб­ро­де­те­ля­ми. За бо­го­угод­ную жизнь су­пру­ги удо­сто­и­лись вы­со­кой че­сти стать свя­тым кор­нем, про­из­рас­тив­шим дре­во чу­до­точ­ное рая Иису­со­ва. Слов­но де­ре­во, по­са­жен­ное при по­то­ках вод, ко­то­рое при­но­сит плод свой во вре­мя свое (Пс.1:3), у бла­го­сло­вен­ной че­ты как плод пра­вед­но­сти ро­дил­ся ве­ли­кий за­ступ­ник все­лен­ной Ни­ко­лай.

С пер­вых дней жиз­ни мла­ден­ца его по­ве­де­ние бы­ло необыч­ным: во вре­мя корм­ле­ния Ни­ко­лай со­сал мо­ло­ко толь­ко из пра­вой гру­ди ма­те­ри, а по сре­дам и пят­ни­цам вку­шал лишь один раз, и то ве­че­ром, в де­вя­том ча­су. Это зна­ме­ние пред­опре­де­ли­ло весь об­раз жиз­ни Ни­ко­лая. Так, от мла­ден­че­ских пе­лен до са­мой кон­чи­ны свя­той про­во­дил сре­ду и пят­ни­цу в стро­гом по­сте и воз­дер­жа­нии.

Ни­ко­лай был един­ствен­ным ре­бен­ком в се­мье. Ро­ди­те­ли са­ми уха­жи­ва­ли за ним, очень лю­би­ли и обе­ре­га­ли свое ди­тя. Доб­ро­нра­вие мла­ден­ца вос­хи­ща­ло их – су­пру­ги счи­та­ли се­бя счаст­ли­вей­ши­ми из лю­дей. Они, не жа­лея сил, ста­ра­лись со­вер­шен­ство­вать пре­крас­ные от при­ро­ды свой­ства его ду­ши. Бла­го­сло­вен­ная че­та свя­то со­блю­да­ла за­по­ве­ди Гос­под­ни, по­ка­зы­вая сы­ну див­ный при­мер нес­тя­жа­ния и пра­вед­но­сти.

Ко­гда маль­чик под­рос, ро­ди­те­ли от­да­ли его учить­ся. Бла­го­да­ря при­род­ным да­ро­ва­ни­ям и остро­те ума Ни­ко­лай пре­успел в изу­че­нии мно­гих на­ук, а дей­стви­ем бла­го­да­ти Свя­то­го Ду­ха в со­вер­шен­стве по­стиг пре­муд­рость Бо­же­ствен­но­го Пи­са­ния. В стрем­ле­нии к ду­хов­но­му воз­рас­та­нию юно­ша не огра­ни­чил­ся толь­ко книж­ным об­ра­зо­ва­ни­ем, но по­ка­зал се­бя со­вер­шен­ным и в са­мой жиз­ни.

Ни­ко­лай во всем сле­до­вал на­став­ле­ни­ям бо­го­бо­яз­нен­ных ро­ди­те­лей. Он из­бе­гал пу­стых, су­ет­ных раз­вле­че­ний тол­пы, несов­ме­сти­мых с доб­ро­де­тель­ной жиз­нью, вся­че­ски укло­нял­ся от непри­стой­ных бе­сед с празд­ны­ми юно­ша­ми и на­все­гда уда­лил из сво­е­го серд­ца лю­бовь к те­ат­раль­ным зре­ли­щам. Свя­той хра­нил непо­роч­ным це­ло­муд­рие, дабы ду­ше­гу­би­тель­ная страсть к жен­щи­нам не овла­де­ла умом и не за­пят­на­ла его му­же­ствен­ной пра­вед­но­сти. Ни­ко­лай стре­мил­ся про­во­дить дни и но­чи в бо­го­мыс­лии и со­зер­ца­нии Гос­по­да, при­леж­но со­би­рая мед доб­ро­де­те­лей. Бу­ду­щий свя­ти­тель усерд­но по­се­щал цер­ковь. Там он при­об­щал­ся бла­го­да­ти Свя­то­го Ду­ха и со­зи­дал в се­бе до­стой­ное для Него жи­ли­ще, по сло­ву Пи­са­ния: вы храм Бо­жий, и Дух Бо­жий жи­вет в вас (1Кор.3:16).

Свя­той Дух по­ис­ти­не оби­тал в этом бла­го­го­вей­ном и чи­стом юно­ше, со­хра­нив­шем неуга­си­мым све­тиль­ник дев­ства. Слу­жа Гос­по­ду, он пла­ме­нел лю­бо­вью к Нему. За Ни­ко­ла­ем не за­ме­ча­лось ни­ка­ких при­вы­чек, свой­ствен­ных мо­ло­до­сти. По сво­е­му нра­ву мо­ло­дой пра­вед­ник был по­до­бен стар­цу – все ува­жа­ли его и удив­ля­лись ему. Ко­гда ста­рый че­ло­век вы­ка­зы­ва­ет юно­ше­ские увле­че­ния, он для всех слу­жит по­сме­ши­щем, а ес­ли юно­ша име­ет нрав стар­ца, то вы­зы­ва­ет все­об­щее ува­же­ние. В ста­ро­сти неумест­но лег­ко­мыс­лие юно­сти, но до­стой­на по­чте­ния и пре­крас­на в юно­ше муд­рость стар­ца.

Епи­скоп го­ро­да Па­та­ры ви­дел, что Ни­ко­лай пре­успе­ва­ет в доб­ро­де­тель­ном жи­тии и устра­ня­ет­ся от все­го мир­ско­го. Ар­хи­ерей ру­ко­по­ло­жил из­бран­ни­ка Бо­жье­го в кли­ри­ки.

Те­перь усерд­ный хра­ни­тель чи­сто­ты Ни­ко­лай стал ве­сти еще бо­лее стро­гую по­движ­ни­че­скую жизнь. При­го­тов­ляя се­бя для бла­го­уго­жде­ния Веч­но­му Ца­рю, свя­той упо­до­бил­ся бес­плот­ным: он бодр­ство­вал и пре­бы­вал в непре­стан­ной мо­лит­ве и по­сте. На­де­лен­ный все­ми да­ра­ми Бо­жьи­ми, юный кли­рик день ото дня рас­цве­тал кра­со­той рав­но­ан­гель­ской жиз­ни.

По­свя­тив се­бя Гос­по­ду, Ни­ко­лай про­дол­жал усерд­но за­бо­тить­ся об от­це и ма­те­ри и не рас­ста­вал­ся с ни­ми до са­мой их кон­чи­ны. Его ро­ди­те­ли встре­ти­ли смерть с на­деж­дой на ми­лость От­ца Небес­но­го бла­го­да­ря ве­ли­кой сла­ве све­то­ча Хри­сто­ва Ни­ко­лая. Так и слу­чи­лось. За сво­е­го ан­ге­ло­по­доб­но­го сы­на они и Бо­гу угод­ны, и у лю­дей име­ют прис­нобла­жен­ную па­мять в ве­ках.

По­сле смер­ти ро­ди­те­лей Ни­ко­лай по­лу­чил боль­шое на­след­ство. Но бле­стя­щее со­сто­я­ние не при­но­си­ло ему ра­до­сти. Бо­го­лю­би­вый юно­ша не до­ро­жил ско­ро­пре­хо­дя­щим бо­гат­ством и не за­бо­тил­ся о его при­умно­же­нии, ибо знал: Доб­рое имя луч­ше боль­шо­го бо­гат­ства, а доб­рая сла­ва луч­ше се­реб­ра и зо­ло­та (Притч.22:21). Свя­той стре­мил­ся со­брать нетлен­ные со­кро­ви­ща в нерас­хи­ща­е­мых небес­ных кла­до­вых. Щед­рая ру­ка Ни­ко­лая бы­ла про­стер­та к нуж­да­ю­щим­ся лю­дям и слов­но мно­го­вод­ная ре­ка из­ли­ва­ла на них обиль­ную ми­ло­сты­ню. От­рек­шись от вся­ких мир­ских же­ла­ний, сер­до­боль­ный юно­ша по­про­сил Бо­га ука­зать ему, как наи­луч­шим об­ра­зом раз­дать на­след­ство бед­ным: К Те­бе, Гос­по­ди, воз­но­шу ду­шу мою. На­учи ме­ня ис­пол­нять во­лю Твою, по­то­му что Ты Бог мой (Пс.24:1, 142:10).

Вот од­но из мно­гих дел его ми­ло­сер­дия.

В го­ро­де Па­та­ра в до­ме по со­сед­ству с бла­жен­ным Ни­ко­ла­ем жил знат­ный и очень бо­га­тый че­ло­век. Он имел трех до­че­рей, от­ли­чав­ших­ся необы­чай­ной кра­со­той. Вслед­ствие небла­го­при­ят­ных об­сто­я­тельств этот бо­гач ра­зо­рил­ся и по­те­рял преж­нее вли­я­ние, ибо жизнь ве­ка се­го непо­сто­ян­на. Несчаст­ный отец не смог вы­дать де­ву­шек за­муж, так как же­ни­хи ста­ли гну­шать­ся их край­ней бед­но­стью. По­сте­пен­но со­сед Ни­ко­лая впал в ни­ще­ту – его се­мье нече­го бы­ло есть и не во что одеть­ся. То­гда он за­ду­мал пре­вра­тить свое жи­ли­ще в дом блу­да, от­дав до­че­рей на лю­бо­де­я­ние, и та­ким об­ра­зом до­быть сред­ства к су­ще­ство­ва­нию.

О, го­ре! До че­го толь­ко ни­ще­та не до­во­дит че­ло­ве­ка, ко­то­рый от­ча­ял­ся в упо­ва­нии на Бо­га! Уже хо­тел ма­ло­душ­ный отец ис­пол­нить свое злое на­ме­ре­ние, но Все­ви­дя­щий Гос­подь по­дал бла­гую мысль Ни­ко­лаю спа­сти ра­зо­рив­ше­е­ся се­мей­ство.

По­смот­ри же, чи­та­тель, на доб­ро­ту ду­ши че­ло­ве­ко­лю­би­во­го Ни­ко­лая и сам стань ис­тин­ным под­ра­жа­те­лем его ми­ло­сер­дия, дабы и те­бе быть по­ми­ло­ван­ным по за­по­ве­ди Хри­ста: Бла­жен­ны ми­ло­сти­вые, ибо они по­ми­ло­ва­ны бу­дут (Мф.5:7). Мы долж­ны по­мо­гать бед­ным, де­лая это во сла­ву на­ше­го Твор­ца и Со­зда­те­ля, чтобы свя­ти­лось в нас Его Имя.

Ве­ли­ко­душ­ный юно­ша глу­бо­ко со­стра­дал нуж­да­ю­щим­ся лю­дям и из­влек от­ца и его до­че­рей из ни­ще­ты и гре­ха, слов­но из ог­ня. Од­на­ко свя­той со­вер­шил свое бла­го­де­я­ние не от­кры­то, а по­дал ще­д­рую ми­ло­сты­ню тай­но. Ни­ко­лай по­сту­пил так по двум при­чи­нам. Преж­де все­го он сам хо­тел из­бе­жать су­ет­ной сла­вы, сле­дуя сло­вам Еван­ге­лия: Смот­ри­те, не тво­ри­те ми­ло­сты­ни ва­шей пред людь­ми с тем, чтобы они ви­де­ли вас (Мф.6:1); с дру­гой сто­ро­ны, бо­ял­ся уяз­вить са­мо­лю­бие му­жа, еще недав­но об­ла­дав­ше­го боль­шим со­сто­я­ни­ем. Свя­той по­ни­мал, как силь­но мож­но уни­зить по­да­я­ни­ем че­ло­ве­ка, ко­то­рый от бо­гат­ства и сла­вы при­шел к ни­ще­те.

Ни­ко­лай но­чью неза­мет­но бро­сил пол­ный узе­лок с зо­ло­том в ок­но со­се­да и быст­ро уда­лил­ся. Мож­но се­бе пред­ста­вить неска­зан­ную ра­дость от­ча­яв­ше­го­ся му­жа, ко­гда он утром на­шел в сво­ем до­ме то, из-за че­го хо­тел под­верг­нуть по­зо­ру до­че­рей.

Отец не ве­рил сво­им гла­зам, удив­лял­ся и недо­уме­вал, не сон ли это. По­щу­пав день­ги, бед­няк убе­дил­ся, что дер­жит в ру­ках зо­ло­тые мо­не­ты, и за­пла­кал от сча­стья. Он дол­го раз­мыш­лял, кто из дру­зей мог по­слать ему столь дра­го­цен­ный дар. Пе­ре­брав в па­мя­ти всех зна­ко­мых, спа­сен­ный от па­губ­но­го гре­хо­па­де­ния муж по­нял – толь­ко Про­мысл Бо­жий мог да­ро­вать его се­мье тай­но­го бла­го­де­те­ля. То­гда отец ра­зо­рен­ной се­мьи воз­бла­го­да­рил Гос­по­да и от­дал зо­ло­то стар­шей до­че­ри в при­да­ное.

По­сле ее свадь­бы сер­до­боль­ный Ни­ко­лай, ви­дя, как его по­да­я­ние убе­рег­ло от по­ги­бе­ли стар­шую сест­ру, по­за­бо­тил­ся и о сред­ней до­че­ри. Тай­но от всех, но­чью, доб­рый юно­ша сно­ва бро­сил узе­лок в ок­но со­се­да. Утром хо­зя­ин до­ма на­шел зо­ло­то. Об­ли­ва­ясь сле­за­ми, он пал ниц и про­из­нес:

– Бо­же Все­мо­гу­щий, по­ка­жи мне слу­гу Тво­е­го без­мер­но­го че­ло­ве­ко­лю­бия. По­ка­жи мне это­го зем­но­го ан­ге­ла, дабы я мог узнать, кто спа­са­ет мой дом от угне­та­ю­щей ни­ще­ты и из­бав­ля­ет нас от гре­хов­ных мыс­лей и на­ме­ре­ний. Гос­по­ди, по Тво­ей ми­ло­сти, тай­но тво­ри­мой щед­рой ру­кой неиз­вест­но­го мне Тво­е­го угод­ни­ка, я смо­гу от­дать за­муж вто­рую дочь и тем из­бе­жать се­тей дья­во­ла, ко­то­рый хо­тел по­гу­бить мою се­мью.

Бед­няк го­ря­чо по­бла­го­да­рил Бо­га за Его див­ное по­пе­че­ние о нем и от­празд­но­вал свадь­бу вто­рой до­че­ри. Те­перь со­сед Ни­ко­лая уже твер­до на­де­ял­ся, что Гос­подь по­даст той же бла­го­де­тель­ной ру­кой при­да­ное на за­кон­ный брак и для млад­шей до­че­ри. Дабы узнать, кто при­но­сит в дом зо­ло­то, он не спал но­чи в ожи­да­нии сво­е­го по­кро­ви­те­ля. Про­шло немно­го вре­ме­ни. Глу­бо­кой но­чью Ни­ко­лай ти­хо при­шел в тре­тий раз, оста­но­вил­ся на обыч­ном ме­сте, бро­сил в ок­но узе­лок и тот­час по­спе­шил уй­ти. Услы­шав звон зо­ло­та, хо­зя­ин быст­ро по­бе­жал вслед за угод­ни­ком Бо­жьим и до­гнал его. Бед­няк сра­зу узнал в нем со­се­да, при­пал к сто­пам свя­то­го, це­ло­вал их и на­зы­вал Ни­ко­лая из­ба­ви­те­лем, по­мощ­ни­ком и спа­си­те­лем се­мьи, ока­зав­шей­ся на краю по­ги­бе­ли.

– Ес­ли бы, – го­во­рил он, – Ве­ли­кий в Сво­ем ми­ло­сер­дии Гос­подь не по­слал мне тво­и­ми ру­ка­ми из­ряд­ную по­мощь, то я по­гиб бы вме­сте с до­черь­ми в адском огне. Ныне же мы спа­се­ны то­бой и из­бав­ле­ны от ужас­но­го гре­хо­па­де­ния.

Еще мно­го бла­годар­ствен­ных слов про­из­нес счаст­ли­вый муж со сле­за­ми ра­до­сти. Ни­ко­лай под­нял со­се­да с зем­ли и по­про­сил ни­ко­му не от­кры­вать его име­ни. Свя­той дал по­лез­ные на­став­ле­ния от­цу спа­сен­ной им се­мьи и от­пу­стил его с ми­ром.

Мы по­ве­да­ли чи­та­те­лю лишь об од­ном из дел ми­ло­сер­дия свя­то­го Ни­ко­лая в Па­та­ре, но в древ­них текстах со­об­ща­ет­ся, что невоз­мож­но да­же крат­ко рас­ска­зать, сколь­ко го­лод­ных он на­кор­мил в род­ном го­ро­де, сколь­ко одел на­гих, сколь­ко вы­ку­пил долж­ни­ков.

Свя­той из­бе­гал зем­ной сла­вы и пы­тал­ся скры­вать от лю­дей свои доб­рые де­ла, но Бог, про­слав­ля­ю­щий сла­вя­щих Его (ср. 1Цар.2:30), по­же­лал от­крыть для всех это мно­го­цен­ное со­кро­ви­ще доб­ро­де­те­лей, ко­то­рым Он ре­шил обо­га­тить мир. Мол­ва о щед­ро­сти и ми­ло­сер­дии к бед­ным мо­ло­до­го кли­ри­ка рас­про­стра­ни­лась по го­ро­ду. Ар­хи­ерей по до­сто­ин­ству оце­нил си­я­ю­ще­го це­ло­муд­ри­ем юно­шу: вла­ды­ка ру­ко­по­ло­жил Ни­ко­лая в пре­сви­те­ры и по вну­ше­нию Свя­то­го Ду­ха про­ро­че­ски ска­зал на­ро­ду в церк­ви:

– Бра­тья! Я ви­жу но­вое солн­це, вос­хо­дя­щее над зем­лей. Бла­жен­но то ста­до, ко­то­рое удо­сто­ит­ся иметь его сво­им пас­ты­рем, ибо он упа­сет ду­ши за­блуд­ших, на­сы­тит их на па­жи­ти бла­го­че­стия и явит­ся ми­ло­серд­ным по­мощ­ни­ком в бе­дах и скор­бях.

Пре­по­доб­ный Ни­ко­лай, как мы уже зна­ем, с мла­ден­че­ских лет по­свя­тил свою жизнь бла­го­уго­жде­нию Бо­гу. На­учив­шись под­чи­нять ра­зу­му чув­ства и же­ла­ния, усерд­ный по­движ­ник стал пре­вы­ше стра­стей и гре­ха. Доб­ро­де­те­ли пас­ты­ря не оста­лись в те­ни – лю­ди на­ча­ли по­чи­тать Ни­ко­лая за его сми­рен­но­муд­рие и вос­хи­ща­лись стой­ким нра­вом это­го че­ло­ве­ка. Мно­же­ство на­ро­да сте­ка­лось к свя­то­му, и все по­лу­ча­ли от него уте­ше­ние и по­мощь. И он пас их в чи­сто­те серд­ца сво­е­го и ру­ка­ми муд­ры­ми во­дил их (Пс.77:71-72).

Вско­ре Гос­подь при­го­то­вил ве­ли­ко­му све­то­чу до­стой­ную лам­па­ду. Все­дер­жи­те­лю бы­ло угод­но воз­ве­сти пре­сви­те­ра Ни­ко­лая в ар­хи­ерей­ское до­сто­ин­ство, дабы он, со­еди­нив власть со спра­вед­ли­во­стью, мог за­щи­тить ли­кий­скую паст­ву от коз­ней ви­ди­мых и неви­ди­мых вра­гов.

Смот­ре­ние Бо­жье муд­ро устра­и­ва­ет жизнь свя­то­го – Гос­подь при­вел Ни­ко­лая в Ми­ры, глав­ный го­род мит­ро­по­лии, как раз в то вре­мя, ко­гда скон­чал­ся пред­сто­я­тель Ли­кий­ской Церк­ви.

Ду­хо­вен­ство и на­род на­хо­ди­лись под вли­я­ни­ем уди­ви­тель­ной бо­го­угод­ной жиз­ни по­чив­ше­го ар­хи­епи­ско­па. Они хо­те­ли из­брать на его ме­сто че­ло­ве­ка, не усту­па­ю­ще­го преж­не­му вла­ды­ке в свя­то­сти и за­бо­те о де­лах мит­ро­по­лии. Дви­жи­мый Бо­же­ствен­ной рев­но­стью, один ар­хи­ерей пред­ло­жил со­брав­ше­му­ся ду­хо­вен­ству об­ра­тить­ся за по­мо­щью ко Гос­по­ду:

– Из­бра­ние епи­ско­па на пре­стол – де­ло Бо­жье­го устро­е­ния. Нам по­до­ба­ет со­вер­шить мо­лит­ву, а Гос­подь Сам от­кро­ет, кто до­сто­ин стать пред­сто­я­те­лем на­шей мит­ро­по­лии.

Муд­рый со­вет встре­тил все­об­щее одоб­ре­ние. Еди­но­ду­шие бы­ло пол­ным, слов­но каж­дый и ра­нее дер­жал­ся этой мыс­ли. Гос­подь внял их усерд­ной мо­лит­ве, и в ноч­ном ви­де­нии Го­лос свы­ше по­ве­лел од­но­му из участ­ни­ков со­бо­ра:

– От­правь­ся ра­но утром в храм и встань в при­тво­ре. Кто пер­вым при­дет в цер­ковь, тот и есть Мой из­бран­ник; при­ми­те его с че­стью и по­ставь­те в ар­хи­епи­ско­пы – имя это­го му­жа Ни­ко­лай.

О Бо­же­ствен­ном по­ве­ле­нии ар­хи­ерей со­об­щил епи­ско­пам и кли­ри­кам, и они уси­ли­ли мо­лит­вы. Вла­ды­ка, удо­сто­ив­ший­ся от­кро­ве­ния, стал ожи­дать же­лан­но­го му­жа в при­тво­ре хра­ма.

На рас­све­те, по­сле уда­ров в би­ло, преж­де всех при­шел в цер­ковь по­двиг­ну­тый Ду­хом Свя­тым бо­го­бла­жен­ный Ни­ко­лай. Как толь­ко он по­явил­ся у две­ри хра­ма, ар­хи­ерей оста­но­вил его и спро­сил:

– Ча­до, как твое имя?

Свя­той крот­ко от­ве­тил епи­ско­пу:

– Имя мое Ни­ко­лай, я раб тво­ей свя­то­сти, вла­ды­ка.

Бла­го­че­сти­вей­ше­го ар­хи­пас­ты­ря по­ра­зил сми­рен­ный от­вет пра­вед­ни­ка. Он ура­зу­мел, что пе­ред ним тот са­мый муж, ко­то­ро­го Бог хо­чет по­ста­вить во гла­ве Ли­кий­ской Церк­ви, ибо знал: Гос­подь бла­го­во­лит к че­ло­ве­ку крот­ко­му и сми­рен­но­му. Ве­ли­ка бы­ла ра­дость вла­ды­ки, ко­гда ему от­кры­лось тай­ное со­кро­ви­ще. Тот­час со сло­ва­ми: «Сле­дуй за мною, ча­до» – ар­хи­ерей тор­же­ствен­но при­вел свя­то­го к епи­ско­пам, ко­то­рые с ра­до­стью при­ня­ли его. Мол­ва о пре­ду­ка­за­нии Бо­жьем быст­ро раз­нес­лась по го­ро­ду, и в церк­ви со­бра­лось мно­же­ство на­ро­да. Епи­ско­пы вы­ве­ли Ни­ко­лая на се­ре­ди­ну хра­ма, чтобы по­ка­зать лю­дям пас­ты­ря, по­слан­но­го Гос­по­дом. Вла­ды­ка, удо­сто­ив­ший­ся ви­де­ния, вос­клик­нул:

– Вот, бра­тья, муж, из­бран­ный Бо­гом пред­сто­я­те­лем Хри­сто­вой Церк­ви в Ли­кии. Не че­ло­ве­че­ской во­лей по­став­лен он над на­ми, но Сам Дух Свя­той вве­рил ему по­пе­че­ние о ду­шах на­ших. Под его управ­ле­ни­ем и муд­ры­ми на­став­ле­ни­я­ми не страш­но бу­дет нам пред­стать пе­ред Бо­гом в день Вто­ро­го при­ше­ствия Хри­сто­ва.

На­род с неиз­ре­чен­ной ра­до­стью слу­шал вла­ды­ку и го­ря­чо бла­го­да­рил Гос­по­да.

Пре­по­доб­ный Ни­ко­лай из­бе­гал мир­ской сла­вы. Об­ла­дая во­ис­ти­ну до­сто­хваль­ной скром­но­стью, он сна­ча­ла от­ка­зал­ся при­нять ар­хи­ерей­ский сан. Но ко­гда свя­той узнал об от­кро­ве­нии свы­ше, то усмот­рел в ви­де­нии яв­ное из­во­ле­ние Бо­жье на из­бра­ние и усту­пил усерд­ным моль­бам ду­хо­вен­ства и на­ро­да.

Со­бор епи­ско­пов со­вер­шил хи­ро­то­нию над пре­сви­те­ром Ни­ко­ла­ем, и все свет­ло празд­но­ва­ли об­ре­те­ние да­ро­ван­но­го Гос­по­дом иерар­ха. Так по спра­вед­ли­во­му Бо­жье­му вы­бо­ру все­б­ла­жен­ный Ни­ко­лай стал гла­вой слав­ной Мир­ли­кий­ской мит­ро­по­лии и вос­си­ял для Хри­сто­вой Церк­ви све­том ве­ры и бла­го­че­стия. С тех пор он оза­ря­ет спя­щих в но­чи неве­де­ния ни­чуть не ме­нее яр­чай­ше­го солн­ца, вос­хо­дя­ще­го над оке­а­ном.

В са­мом на­ча­ле ар­хи­ерей­ско­го слу­же­ния угод­ник Бо­жий так го­во­рил се­бе:

– Ни­ко­лай! При­ня­тый то­бой свя­ти­тель­ский сан тре­бу­ет от те­бя ино­го об­ра­за жиз­ни: от­ныне ты дол­жен жить не толь­ко ра­ди сво­е­го спа­се­ния, но преж­де все­го – для спа­се­ния дру­гих.

Же­лая на­учить паст­ву бла­го­че­стию, он не скры­вал уже, как рань­ше, свое доб­ро­де­тель­ное жи­тие. Те­перь его жизнь ста­ла от­кры­та для всех, но не ра­ди тще­сла­вия пе­ред людь­ми, а для их поль­зы и умно­же­ния сла­вы Бо­жьей, во ис­пол­не­ние слов Спа­си­те­ля: Так да све­тит свет ваш пред людь­ми, чтобы они ви­де­ли ва­ши доб­рые де­ла и про­слав­ля­ли От­ца ва­ше­го Небес­но­го (Мф.5:16). Доб­ры­ми де­ла­ми свя­ти­тель Ни­ко­лай во­ис­ти­ну стал об­раз­цом для вер­ных в сло­ве, в жи­тии, в люб­ви, в ду­хе, в ве­ре, в чи­сто­те (1 Тим 4. 12).

Вско­ре по­сле из­бра­ния пред­сто­я­те­лем мит­ро­по­лии Ни­ко­лай Мир­ли­кий­ский со­звал По­мест­ный Со­бор, на ко­то­ром шла речь о по­ло­же­нии кли­ра и всей Церк­ви. Со­бор при­нял ряд муд­рых по­ста­нов­ле­ний и со­зы­вал­ся свя­ти­те­лем еже­год­но в пер­вый день сен­тяб­ря.

Ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай был кро­ток нра­вом, незло­бив и сми­рен ду­хом. Он оде­вал­ся очень про­сто и скром­но – в одеж­дах иерар­ха не бы­ло ни­ка­ких укра­ше­ний. По­ве­де­ние вла­ды­ки от­ли­ча­лось выс­шей сдер­жан­но­стью и стро­го­стью. По древ­не­му пре­да­нию, бо­го­бла­жен­ный Ни­ко­лай имел ан­гель­ский лик, ис­пол­нен­ный свя­то­сти и бла­го­да­ти. От него ис­хо­ди­ло некое пре­свет­лое си­я­ние, как от ли­ца про­ро­ка Бо­жье­го Мо­и­сея.

Став ар­хи­ере­ем, он про­дол­жал пи­тать­ся толь­ко пост­ной пи­щей один раз в сут­ки, и то ве­че­ром. В те­че­ние всей жиз­ни вла­ды­ка не ел мя­са. Ужин свя­ти­те­ля ча­сто пре­ры­вал­ся или от­ме­нял­ся из-за его при­выч­ки быть до­ступ­ным лю­дям, нуж­да­ю­щим­ся в по­мо­щи и со­ве­те.

Весь день свя­той про­во­дил в тру­дах и мо­лит­вах, но две­ри его до­ма не за­кры­ва­лись ни для ко­го – он все­гда вы­слу­ши­вал прось­бы лю­дей и по­мо­гал им. Вла­ды­ка для всех стал ве­ли­ким бла­го­де­те­лем: си­ро­там – отец, ни­щим – ми­ло­сти­вый по­да­тель, пла­чу­щим – уте­ши­тель, оби­жен­ным – за­щит­ник. Та­ко­вы бы­ли пер­вые де­я­ния свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, та­ко­вы пер­вые зна­ки его ар­хи­пас­тыр­ско­го по­со­ха.

Но за­вист­ли­вое око дья­во­ла не мо­жет спо­кой­но смот­реть на про­цве­та­ние бла­го­че­стия. Враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го все­гда ста­ра­ет­ся при­чи­нить вред Хри­сто­вой Церк­ви. И на этот раз он не оста­вил ее в по­кое. Злой де­мон все­лил­ся в ца­рей, дер­жав­ших ски­петр Рим­ской им­пе­рии, и на­ча­лось ярост­ное го­не­ние на Цер­ковь: по­всю­ду бы­ли разо­сла­ны ука­зы им­пе­ра­то­ров Дио­кле­ти­а­на и Мак­си­ми­а­напред­пи­сы­ва­ю­щие хри­сти­а­нам от­речь­ся от ве­ры в Еди­но­го Бо­га и по­кло­нить­ся идо­лам. Всех не же­ла­ю­щих по­ви­но­вать­ся ожи­да­ли око­вы, тем­ни­цы, страш­ные пыт­ки и, на­ко­нец, лю­тая смерть. Эта ды­ша­щая зло­бой бу­ря вско­ре до­стиг­ла го­ро­да Ми­ры.

Несмот­ря на го­не­ния, ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай про­дол­жал дерз­но­вен­но ис­по­ве­до­вать Ис­тин­но­го Бо­га и был го­тов по­стра­дать за Хри­ста. За это пер­вые лю­ди го­ро­да при­ка­за­ли схва­тить свя­ти­те­ля и бро­сить в тюрь­му. Нече­сти­вые му­чи­те­ли при­го­во­ри­ли вер­но­го слу­жи­те­ля Бо­жье­го к око­вам, ды­бе и дру­гим пыт­кам. Свя­той Ни­ко­лай до­воль­но дол­го про­был в тем­ни­це. Вме­сте с дру­ги­ми хри­сти­а­на­ми он му­же­ствен­но пре­тер­пе­вал тяж­кие стра­да­ния, го­лод, жаж­ду и тю­рем­ную тес­но­ту. Свя­ти­тель пе­ре­но­сил тя­го­ты за­то­че­ния с та­ким до­сто­ин­ством, с ка­ким дру­гой че­ло­век при­ни­ма­ет ве­щи от­рад­ные и же­лан­ные. Бла­жен­ный Ни­ко­лай со­вер­шил по­двиг, рав­ный его пред­ше­ствен­ни­кам – свя­тым му­че­ни­кам Кри­с­кен­ту, Ди­о­ско­ри­ду и Ни­ко­клу. Как и они, рев­но­стью о Хри­сте свя­ти­тель укра­сил се­бя му­че­ни­че­ским вен­цом!

Слав­ный пас­тырь по­ил тем­нич­ных со­уз­ни­ков во­да­ми бла­го­че­стия и пи­тал сло­вом Бо­жьим. Мно­гие из за­клю­чен­ных до кон­ца бы­ли твер­ды­ми в ис­по­ве­да­нии ве­ры, стра­да­ли и уми­ра­ли за ис­ти­ну, вдох­нов­лен­ные на­став­ле­ни­я­ми бо­го­муд­ро­го Ни­ко­лая. Са­мо­го же свя­ти­те­ля Гос­подь со­хра­нил во вре­мя Дио­кле­ти­а­но­ва го­не­ния, ибо див­но­му из­бран­ни­ку Хри­сто­ву за его де­я­ния и чу­до­тво­ре­ния пред­сто­я­ло стать ве­ли­ким стол­пом Церк­ви, све­ти­лом, оза­рив­шим всю все­лен­ную лу­ча­ми доб­ро­де­те­лей.

Убе­див­шись, что же­сто­кость по от­но­ше­нию к хри­сти­а­нам не при­во­дит к же­лан­ным ре­зуль­та­там, им­пе­ра­тор Мак­си­ми­ан ока­зал им снис­хож­де­ние и да­ро­вал неко­то­рую сво­бо­ду. Свя­той Ни­ко­лай был осво­бож­ден из тем­ни­цы. Го­род Ми­ры встре­тил его как му­че­ни­ка, при­няв­ше­го бес­кров­ный ве­нец, а свя­ти­тель, но­ся в се­бе Бо­же­ствен­ную бла­го­дать, сно­ва стал ис­це­лять лю­дей от стра­стей и неду­гов. Ли­кий­цы про­слав­ля­ли бла­жен­но­го Ни­ко­лая, ди­ви­лись ему, и все лю­би­ли сво­е­го ар­хи­пас­ты­ря, ибо он си­ял чи­сто­той серд­ца, слу­жа Гос­по­ду в свя­то­сти и прав­де пред Ним, во все дни жиз­ни (Лк.1:75).

Но не раз еще воз­об­нов­ля­лись го­не­ния на хри­сти­ан в во­сточ­ной ча­сти им­пе­рии, до той по­ры по­ка с по­мо­щью Бо­жьей рав­ноап­о­столь­ный царь Кон­стан­тин одер­жал окон­ча­тель­ную по­бе­ду над со­пра­ви­те­лем Ли­ки­ни­ем, ибо че­ло­ве­ко­лю­би­вый Бог, взи­рая с небес, со­кру­ша­ет и гу­бит все ски­пет­ры нече­стия. Толь­ко то­гда для всех хри­сти­ан на­сту­пи­ла тишь по­сле нена­стья и вос­си­я­ло солн­це.

Муд­рый царь знал, Кто да­ро­вал ему власть над всей Рим­ской дер­жа­вой. По­сле по­бе­ды над Ли­ки­ни­ем он по­ве­лел и на Во­сто­ке им­пе­рии осво­бо­дить из тю­рем за­клю­чен­ных там хри­сти­ан, вер­нуть им хра­мы и цер­ков­ное иму­ще­ство. Епи­скоп Ке­са­рий­ский Ев­се­вий Пам­фил пи­сал: «У нас, воз­ла­гав­ших свою на­деж­ду на Хри­ста, Сы­на Бо­жье­го, ра­дость бы­ла неска­зан­ная; каж­дое ме­сто, еще недав­но опу­сто­шен­ное нече­сти­ем ти­ра­нов, ды­ша­ло див­ным ли­ко­ва­ни­ем, слов­но ожи­вая по­сле дли­тель­ной смер­тель­ной за­ра­зы; мы ви­де­ли, как от ос­но­ва­ния под­ни­ма­лись церк­ви, воз­но­сясь на недо­ся­га­е­мую вы­со­ту в кра­со­те боль­шей, чем у церк­вей, раз­ру­шен­ных преж­де».

В Ми­рах, как и в дру­гих го­ро­дах Рим­ской им­пе­рии, оста­ва­лось мно­го язы­че­ских свя­ти­лищ. Часть го­ро­жан на свою по­ги­бель про­дол­жа­ла по­се­щать их и при­но­сить жерт­вы идо­лам. По­чи­та­ние ли­кий­ца­ми лож­ных бо­гов силь­но огор­ча­ло ар­хи­епи­ско­па Ни­ко­лая. Во вре­мя прав­ле­ния им­пе­ра­то­ров-языч­ни­ков, ко­неч­но, не мог­ло быть и ре­чи об уни­что­же­нии бо­го­про­тив­ных ка­пищ. Но те­перь, поль­зу­ясь бла­го­во­ле­ни­ем к Хри­сто­вой Церк­ви Кон­стан­ти­на Ве­ли­ко­го, ар­хи­ерей Бо­га Выш­не­го стал раз­ру­шать идоль­ские хра­мы и очи­щать го­род от язы­че­ской сквер­ны.

Так, во­юя с ду­ха­ми зла, все­слав­ный иерарх при­шел в свя­ти­ли­ще Ар­те­ми­ды. Это ве­ли­че­ствен­ное со­ору­же­ние кра­со­той и раз­ме­ра­ми пре­вос­хо­ди­ло все осталь­ные и бы­ло лю­би­мым при­бе­жи­щем де­мо­нов. Рев­ност­ный за­щит­ник бла­го­че­стия Ни­ко­лай раз­ру­шил храм Ар­те­ми­ды до са­мо­го ос­но­ва­ния. Лу­ка­вые ду­хи, ис­пус­кая вопли, бе­жа­ли из сво­е­го жи­ли­ща, по­беж­ден­ные мо­лит­вен­ным ору­жи­ем во­и­на Хри­сто­ва Ни­ко­лая.

В го­ды цар­ство­ва­ния бо­го­лю­би­во­го им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го ли­шил­ся гос­под­ства над мно­же­ством суе­вер­ных языч­ни­ков, но не пре­кра­тил зло­коз­нен­ных на­па­де­ний на Цер­ковь, сея пле­ве­лы ере­сей, ко­то­рые быст­ро воз­рас­та­ли и при­во­ди­ли к раз­но­гла­си­ям, раз­ди­рав­шим Хри­сто­ву Цер­ковь. Нетвер­дые в ве­ре пас­ты­ри пре­да­ва­лись ум­ство­ва­ни­ям, а непра­вые ум­ство­ва­ния от­да­ля­ют от Бо­га (Прем.1:3). Они ста­ли ви­нов­ни­ка­ми рас­про­стра­не­ния лож­ных уче­ний.

Осо­бен­но опас­ным ока­зал­ся рас­кол, по­рож­ден­ный Ари­ем. Эта па­губ­ная ересь, ари­ан­ство, стре­ми­тель­но рас­пол­за­лась по­всю­ду и вво­ди­ла мно­гих хри­сти­ан в за­блуж­де­ние. Цер­ковь бла­го­че­сти­во учи­ла, что у Свя­той Тро­и­цы Ипо­ста­си од­ной при­ро­ды и од­ной сущ­но­сти, и Сын и Свя­той Дух рав­ны От­цу. Она про­воз­гла­ша­ла три Ипо­ста­си рав­но­силь­ны­ми и рав­но­бо­же­ствен­ны­ми, не сли­вая и не сме­ши­вая их, но и не раз­де­ляя на три чу­же­род­ные. Од­на­ко ари­ане утвер­жда­ли, что Хри­стос – мень­ший Бог, чем Бог Отец, и име­ет иную сущ­ность, а Свя­той Дух под­чи­нен Им.

Ли­кий­ская мит­ро­по­лия бла­го­да­ря бди­тель­но­му по­пе­че­нию ве­ли­ко­го на­став­ни­ка Ни­ко­лая не под­пу­сти­ла к се­бе эту пор­чу, от­бро­сив ее, как смер­то­нос­ный яд.

Ог­нен­ной про­по­ве­дью свя­ти­тель, слов­но ме­чом, с кор­нем от­се­кал во­ин­ствен­ный Ари­ев рас­кол вме­сте с са­вел­ли­ан­ской и дру­ги­ми ере­ся­ми. Ис­по­вед­ник Хри­ста Ни­ко­лай счи­тал сло­во Бо­жье пер­вым и са­мым дей­ствен­ным сред­ством для об­ра­ще­ния ере­ти­ков. Свя­ти­тель Ан­дрей Крит­ский по­вест­ву­ет, как ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай вра­зу­мил од­но­го из от­ступ­ни­ков. Од­на­жды за­бот­ли­вый пас­тырь, осмат­ри­вая ло­зы ви­но­гра­да Хри­сто­ва, встре­тил мар­ки­о­нит­ско­го епи­ско­па Фе­о­гния. Бо­го­муд­рый Ни­ко­лай сло­ва­ми Свя­щен­но­го Пи­са­ния изоб­ли­чал за­блуж­де­ния мар­ки­о­ни­тов до тех пор, по­ка не об­ра­тил вла­ды­ку к ис­тине. Фе­о­г­ний от­рек­ся от ере­си, но его са­мо­лю­бие бы­ло ущем­ле­но. Ве­ли­ко­душ­ный иерарх за­ме­тил, что епи­скоп силь­но раз­дра­жен, и, воз­вы­сив го­лос, про­из­нес:

– Солн­це да не зай­дет во гне­ве ва­шем (Еф.4:26). Брат мой! По­ми­рим­ся.

Кро­то­стью и сми­ре­ни­ем ар­хи­ерей Бо­жий Ни­ко­лай об­ра­тил к пра­во­слав­ной ве­ре епи­ско­па Фе­о­гния и мно­гих дру­гих от­ступ­ни­ков. Но он мог быть и гроз­ным, ес­ли ере­тик, упор­ствуя в за­блуж­де­ни­ях, оскорб­лял Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, как это слу­чи­лось на Со­бо­ре в Ни­кее.

Свя­той рав­ноап­о­столь­ный им­пе­ра­тор Кон­стан­тин, же­лая во­дво­рить в Церк­ви мир, по­ве­лел со­звать в 325 го­ду Все­лен­ский Со­бор. Ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай, как гла­ва Ли­кий­ской мит­ро­по­лии, непре­мен­но дол­жен был участ­во­вать в его ра­бо­те.

На Со­бо­ре свя­тые от­цы из­ло­жи­ли незыб­ле­мые ос­но­вы пра­во­слав­ной ве­ры и пре­да­ли про­кля­тию ари­ан­скую ересь. Мно­гие из них утвер­жда­ли Пра­во­сла­вие си­лой сво­е­го про­све­ще­ния, а Ни­ко­лай за­щи­щал ве­ру са­мой ве­рой: он го­во­рил, что хри­сти­ане на­чи­ная от апо­сто­лов неиз­мен­но ве­ро­ва­ли в Бо­же­ство Иису­са Хри­ста и ни­ко­гда не при­ни­жа­ли Его Ипо­стась. Свя­ти­тель про­сла­вил­ся на Со­бо­ре осо­бым рве­ни­ем по ис­ко­ре­не­нию ере­сей и утвер­жде­нию пра­во­слав­ной ве­ры. За это Цер­ковь на­зы­ва­ет его «ве­ли­ким бла­го­че­стия стол­пом, твер­дым пра­во­сла­вия укреп­ле­ни­ем, ме­чом, пле­ве­лы пре­ле­сти по­се­ка­ю­щим».

Один из ино­ков Сту­дий­ско­го мо­на­сты­ря по­вест­ву­ет о дерз­но­вен­ном по­ступ­ке на Со­бо­ре вер­но­го слу­жи­те­ля Хри­сто­ва:

– На за­се­да­нии Со­бо­ра Ни­ко­лай, во­оду­шев­лен­ный рев­но­стью о Гос­по­де, не стер­пев ари­ан­ско­го бо­го­хуль­ства, уда­рил ере­ти­ка по ще­ке. От­цы со­чли дерз­ким этот по­сту­пок. Ни­ко­лай был ли­шен ар­хи­ерей­ско­го са­на и за­клю­чен в тем­ни­цу.

Но Сам Хри­стос и Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца одоб­ри­ли Бо­же­ствен­ную рев­ность слав­но­го по­бор­ни­ка ис­ти­ны. Они яви­лись в тем­ни­цу и вру­чи­ли ему Еван­ге­лие и свя­ти­тель­ский омо­фор. В это же вре­мя несколь­ко от­цов Со­бо­ра удо­сто­и­лись див­но­го ви­де­ния. Вла­ды­ки узре­ли за­клю­чен­но­го в тюрь­му Ни­ко­лая. С ле­вой сто­ро­ны от бла­жен­но­го уз­ни­ка сто­ял Спа­си­тель, по­да­ю­щий ему Еван­ге­лие, а с пра­вой – Бо­го­ро­ди­ца, воз­ла­га­ю­щая на него свя­ти­тель­ский омо­фор. Ар­хи­ереи от­пра­ви­лись в тем­ни­цу и уви­де­ли Ни­ко­лая, об­ла­чен­но­го в омо­фор, с Еван­ге­ли­ем в ру­ке. От­цы Со­бо­ра по­ня­ли, что дерз­но­ве­ние му­же­ствен­но­го иерар­ха бы­ло угод­но Бо­гу. Свя­то­го немед­лен­но осво­бо­ди­ли из за­клю­че­ния, воз­вра­ти­ли ему ар­хи­ерей­ский сан и воз­да­ли по­че­сти как угод­ни­ку Бо­жье­му.

По окон­ча­нии Со­бо­ра свя­ти­тель вер­нул­ся к сво­ей пастве и пре­по­дал все­му на­ро­ду при­ня­тый в Ни­кее Сим­вол пра­во­слав­ной ве­ры. В Ли­кии вер­ный слу­жи­тель Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы пре­сек в са­мом корне ере­ти­че­ские ум­ство­ва­ния, а упор­ству­ю­щих ере­ти­ков про­гнал. Бла­го­ра­зум­ный зем­ле­де­лец от­би­ра­ет луч­шие зер­на и вы­бра­сы­ва­ет сор­ня­ки. Так муд­рый Ни­ко­лай – се­я­тель на ни­ве Хри­сто­вой – на­пол­нял ду­хов­ную жит­ни­цу пло­да­ми доб­ро­де­те­лей, пле­ве­лы же ере­ти­че­ской пре­ле­сти да­ле­ко от­ме­тал от пше­ни­цы Гос­под­ней. По­это­му Цер­ковь на­зы­ва­ет его «ло­па­той, раз­ве­ва­ю­щей Ари­е­вы пле­вель­ные уче­ния».

Доб­рый пас­тырь Хри­стов имел ве­ли­кое по­пе­че­ние о сво­ем оте­че­стве. Он не толь­ко ду­хов­но окорм­лял Ли­кию, но все­гда неза­мед­ли­тель­но при­хо­дил на по­мощь и спа­сал ее от, ка­за­лось бы, неми­ну­е­мой бе­ды. По ми­ло­сти Бо­жьей со­хра­ни­лись древ­ние ру­ко­пис­ные по­вест­во­ва­ния о де­я­нии свя­ти­те­ля, за­щи­тив­ше­го свою паст­ву от неспра­вед­ли­вой по­да­ти.

Ныне по­ве­да­ем чи­та­те­лю об этом пре­чуд­ном де­я­нии, дабы на­пом­нить, на ко­го на­до упо­вать и к ко­му об­ра­щать­ся, ко­гда на­род разо­ря­ет­ся и го­ло­да­ет от непо­силь­но­го бре­ме­ни на­ло­гов.

Им­пе­ра­тор Кон­стан­тин, став еди­но­власт­ным пра­ви­те­лем всей Рим­ской дер­жа­вы, ре­шил воз­двиг­нуть но­вую хри­сти­ан­скую сто­ли­цу – ве­ли­че­ствен­ный го­род Кон­стан­ти­но­поль. Осу­ществ­ле­ние бла­го­че­сти­во­го за­мыс­ла Ва­силев­са по­тре­бо­ва­ло огром­ных средств. По­сколь­ку по­до­шел срок оче­ред­ной пе­ре­пи­си на­се­ле­ния и зе­мель­ных на­де­лов, во все про­вин­ции бы­ли по­сла­ны пе­ре­пис­чи­ки для по­вы­ше­ния на­ло­го­вых сбо­ров. В Ми­ры так­же при­был цар­ский чи­нов­ник. Этот че­ло­век ока­зал­ся хит­рым и лжи­вым; он из чув­ства непри­яз­ни к ли­кий­цам и же­ла­ния вы­слу­жить­ся пе­ред мо­нар­хом силь­но за­вы­сил по­дать, за­пи­сав в им­пе­ра­тор­ские ко­дек­сы на­лог в де­сять ты­сяч сто пять­де­сят два со­ли­да. Так над го­ро­дом на­вис­ли чер­ные ту­чи. Вско­ре они по­ро­ди­ли страш­ную бу­рю, опу­сто­шив­шую род­ную епар­хию свя­ти­те­ля Ни­ко­лая. Ибо непо­мер­ная по­дать разо­ря­ет на­род, слов­но ура­ган или по­жар.

Ко­гда указ о раз­ме­ре на­ло­гов был утвер­жден в Кон­стан­ти­но­по­ле, дру­гой цар­ский са­нов­ник от­пра­вил­ся в Ми­ры с во­ен­ным от­ря­дом со­би­рать по­дать. При­быв в го­род, он по­нял: взыс­кать уста­нов­лен­ную сум­му для каз­ны им­пе­ра­то­ра бу­дет крайне слож­но. Весь ве­чер и всю ночь чи­нов­ник раз­мыш­лял, как ему дей­ство­вать, и ре­шил про­явить твер­дость и да­же же­сто­кость при ис­пол­не­нии им­пе­ра­тор­ско­го ука­за. Утром сбор­щик на­ло­гов вос­сел на три­бу­на­ле и на­чал взи­мать по­дать. Тре­буя день­ги, он силь­но уни­жал на­род, уни­жал вплоть до страш­ных оскорб­ле­ний. Изо дня в день он так угне­тал го­ро­жан по­бо­ра­ми, так при­тес­нял всех, что об­рек ли­кий­цев на ра­зо­ре­ние и го­лод.

Кто мог за­щи­тить Ми­ры от край­ней ни­ще­ты и убе­дить мо­нар­ха сни­зить непо­мер­ную по­дать? Сла­ва о свя­том угод­ни­ке Бо­жьем Ни­ко­лае уже рас­про­стра­ни­лась по всей им­пе­рии; со вре­ме­ни I Все­лен­ско­го Со­бо­ра им­пе­ра­тор Кон­стан­тин знал свя­ти­те­ля и по­чи­тал его. По­это­му всю свою на­деж­ду ли­кий­цы воз­ло­жи­ли на ар­хи­епи­ско­па Ни­ко­лая. По­доб­но то­му, как тер­пя­щий бед­ствие ко­рабль устрем­ля­ет­ся к ти­хой спа­си­тель­ной га­ва­ни, жи­те­ли го­ро­да Ми­ры по­спе­ши­ли к муд­ро­му ар­хи­ерею Бо­жье­му. Они при­па­ли к его но­гам и со сле­за­ми про­си­ли на­пи­сать пись­мо бла­го­че­сти­вей­ше­му Го­су­да­рю о бе­де, слу­чив­шей­ся с ни­ми, умо­лить са­мо­держ­ца сжа­лить­ся и умень­шить на­ло­го­вое бре­мя. Ча­до­лю­би­вый отец Ни­ко­лай неза­мед­ли­тель­но от­клик­нул­ся на прось­бу о по­мо­щи сво­ей уни­жен­ной и бед­ству­ю­щей паст­вы.

– Де­ти мои воз­люб­лен­ные, – про­из­нес доб­рый пас­тырь, – я не толь­ко на­пи­шу мо­нар­ху, но и сам по­еду в Кон­стан­ти­но­поль к на­ше­му хри­сто­лю­би­во­му им­пе­ра­то­ру и бу­ду упра­ши­вать его сни­зить по­дать, ко­то­рой чи­нов­ник об­ло­жил Ми­ры из нена­ви­сти и враж­ды к его жи­те­лям.

Вла­ды­ка по­мо­лил­ся и по­сле недол­гих при­го­тов­ле­ний от­пра­вил­ся в путь. Слав­ный за­ступ­ник Ни­ко­лай при­был в Кон­стан­ти­но­поль позд­но ве­че­ром и оста­но­вил­ся при церк­ви Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Там, вку­сив немно­го пи­щи с бра­ти­ей, свя­ти­тель всю ночь в хра­ме мо­лил Гос­по­да смяг­чить серд­це Ва­силев­са.

На рас­све­те епи­ско­пы, на­хо­див­ши­е­ся в Кон­стан­ти­но­по­ле, уже зна­ли о при­бы­тии в сто­ли­цу зна­ме­ни­то­го иерар­ха Ни­ко­лая. Они при­шли со све­ча­ми и ка­диль­ни­ца­ми в храм Все­чест­ной Вла­ды­чи­цы на­шей Бо­го­ро­ди­цы и воз­да­ли угод­ни­ку Бо­жье­му по­до­ба­ю­щую честь. Ар­хи­ереи при­па­ли к но­гам свя­то­го, про­ся у него бла­го­сло­ве­ния. Пре­по­доб­ный Ни­ко­лай об­нял каж­до­го из них и по­же­лал всем ми­ра. За­тем вла­ды­ки се­ли. Свя­ти­тель стал бе­се­до­вать с епи­ско­па­ми и по­ве­дал им о же­сто­ком при­тес­не­нии на­ро­да в Ли­кии цар­ски­ми са­нов­ни­ка­ми.

На­стал час слу­же­ния Бо­же­ствен­ной Ли­тур­гии. Ар­хи­ереи по­про­си­ли все­слав­но­го Ни­ко­лая воз­гла­вить служ­бу. Во вре­мя Та­ин­ства, ко­гда бо­го­нос­ный отец про­из­нес: «Свя­тая свя­тым», все в ал­та­ре уви­де­ли, как из его уст вы­шло ог­нен­ное пла­мя. С ве­ли­ким стра­хом они про­сла­ви­ли Бо­га, тво­ря­ще­го чу­де­са через Сво­их угод­ни­ков. На­род, со­брав­ший­ся в хра­ме, при­ча­стил­ся Бо­же­ствен­ных Тайн из ан­гель­ских рук све­то­ча Хри­сто­ва. По окон­ча­нии Ли­тур­гии ми­ряне разо­шлись по до­мам, а вла­ды­ки и кли­ри­ки оста­лись со все­ми лю­би­мым Ни­ко­ла­ем и с ра­до­стью про­ве­ли с ним весь день. Ве­че­ром они сно­ва со­вер­ши­ли бо­го­слу­же­ние, за­тем дол­го бе­се­до­ва­ли со свя­тым и, пре­кло­нив го­ло­вы, дре­ма­ли до рас­све­та.

Утром ве­ли­кий за­ступ­ник по­мо­лил­ся и от­пра­вил­ся в цар­ский дво­рец. Им­пе­ра­то­ру до­ло­жи­ли о при­бы­тии Мир­ли­кий­ско­го ар­хи­епи­ско­па. Го­су­дарь по­ве­лел про­пу­стить к нему вла­ды­ку. Пре­по­доб­ный слу­жи­тель Хри­стов во­шел в трон­ный зал и уви­дел са­мо­держ­ца, вос­се­дав­ше­го на троне. Солн­це сквозь ок­но бро­са­ло лу­чи на ли­цо мо­нар­ха и сле­пи­ло ему гла­за. Чу­до­тво­рец Ни­ко­лай снял со сво­их плеч ман­тию и на­ки­нул ее на сол­неч­ный луч, за­те­нив ли­цо им­пе­ра­то­ра. И, о, чу­до! Ман­тия не упа­ла. Все уви­де­ли, как она ви­сит в воз­ду­хе на сол­неч­ном лу­че, ни­чем не под­дер­жи­ва­е­мая. Кон­стан­тин был по­ра­жен.

Он встал с тро­на, с тре­пе­том по­кло­нил­ся свя­то­му, об­ло­бы­зал его и спро­сил:

– Раб Бо­га Выш­не­го, что при­ве­ло те­бя к нам?

– Вла­ды­ка все­лен­ной, – крот­ко про­из­нес мё­до­ре­чи­вый Ни­ко­лай, – ми­ло­стью Бо­жьей ныне весь род хри­сти­ан­ский управ­ля­ет­ся тво­ей спра­вед­ли­вой дес­ни­цей. В дни тво­е­го цар­ство­ва­ния хри­сти­ане из­бав­ле­ны от на­си­лия и непре­стан­но воз­но­сят за те­бя мо­лит­вы. Мы, ли­кий­цы, сми­рен­но взи­рая на Хри­ста, Ис­тин­но­го Бо­га, так­же про­сим Его по­мочь те­бе по­беж­дать ино­вер­ных вра­гов и во всем со­пут­ство­вать тво­ей дер­жа­ве. Ко­гда мы, о, бла­го­че­сти­вей­ший им­пе­ра­тор, бла­го­да­ри­ли за те­бя Гос­по­да, ра­до­ва­лись и ли­ко­ва­ли, ко­вар­ный враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го по­ме­шал нам жить в ми­ре и сла­вить Все­силь­но­го Бо­га, да­ро­вав­ше­го те­бе цар­ство.

– Что же слу­чи­лось в Ли­кии? – спро­сил Кон­стан­тин.

– Вла­ды­ка са­мо­дер­жец! Во вре­мя пе­ре­пи­си сто­лич­ный чи­нов­ник из-за нена­ви­сти и нера­зум­но­го со­пер­ни­че­ства то ли со мной, то ли с кем-то из жи­те­лей го­ро­да ре­шил при­чи­нить зло мо­ей пастве. По на­у­ще­нию дья­во­ла он об­ло­жил по­да­тью в де­сять ты­сяч сто пять­де­сят два со­ли­да на­шу бед­ную епар­хию и убе­дил твое ве­ли­че­ство утвер­дить этот непо­мер­ный на­лог. А дру­гой чи­нов­ник, по­слан­ный в Ми­ры со­би­рать по­дать, под­верг го­ро­жан силь­ным при­тес­не­ни­ям и на­ка­за­ни­ям, тре­буя ее упла­ты. Мно­гие ли­кий­цы ра­зо­ре­ны, впа­ли в край­нюю ни­ще­ту и стра­да­ют от го­ло­да. По­это­му бе­да за­ста­ви­ла ме­ня об­ра­тить­ся к тво­ей бла­го­че­сти­вой вла­сти. Про­шу, о, им­пе­ра­тор, вос­ста­но­ви спра­вед­ли­вость в на­шей мит­ро­по­лии.

Го­су­дарь с вол­не­ни­ем слу­шал епи­ско­па из Ли­кии. Все это вре­мя ман­тия ар­хи­ерея ви­се­ла на сол­неч­ном лу­че. Кон­стан­тин снял ман­тию, сво­и­ми цар­ски­ми ру­ка­ми на­дел ее на пле­чи угод­ни­ка Бо­жье­го и по­са­дил вы­со­ко­чти­мо­го го­стя око­ло се­бя на­про­тив тро­на.

– Свя­той вла­ды­ка, – об­ра­тил­ся к чу­до­твор­цу Ни­ко­лаю хри­сто­лю­би­вый им­пе­ра­тор. Ни­ще­та и го­лод в Ми­рах за­ста­ви­ли те­бя прий­ти к нам с хо­да­тай­ством о сни­же­нии на­ло­га. Твоя прось­ба о бед­ству­ю­щем на­ро­де услы­ша­на на­ми. Ра­ди тво­ей свя­то­сти, дабы Гос­подь со­хра­нил бла­го­по­лу­чие всей дер­жа­вы, я при­ка­жу уба­вить на­лог до сум­мы, ко­то­рую ты на­зо­вешь.

– На сколь­ко Бог по­двигнет твое цар­ское ве­ли­ко­ду­шие, на столь­ко и со­кра­ти на­лог, – крот­ко от­ве­тил Ни­ко­лай.

Са­мо­дер­жец при­ка­зал про­то­но­та­рию и хар­ту­ля­рию Фе­о­до­сию при­не­сти лист и на­пи­сать:

– Жи­те­ли Мир долж­ны еже­год­но вы­пла­чи­вать на­лог в сто со­ли­дов. От осталь­ной по­да­ти на­ше ве­ли­че­ство осво­бож­да­ет го­род по прось­бе за бед­ных пре­по­доб­но­го Ни­ко­лая.

Кон­стан­тин под­пи­сал до­ку­мент ки­но­ва­рью, скре­пил его зо­ло­той пе­ча­тью и вру­чил хри­со­вул свя­ти­те­лю. Бла­го­че­сти­вый мо­нарх по­про­сил про­ще­ния у ар­хи­епи­ско­па Ни­ко­лая. Го­су­да­рю бы­ло стыд­но, ибо он по неве­де­нию до­пу­стил неспра­вед­ли­вое при­тес­не­ние Ли­кии. А ар­хи­ерей Бо­жий стал мо­лить­ся за им­пе­ра­то­ра и бла­го­да­рить его за ока­зан­ную ми­лость.

По­ки­нув цар­ский дво­рец, слав­ный иерарх вер­нул­ся в храм Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и сно­ва с го­ря­чей мо­лит­вой об­ра­тил­ся ко Гос­по­ду. Про­зор­ли­вый вла­ды­ка пред­ви­дел, что са­нов­ни­ки Ва­силев­са бу­дут недо­воль­ны зна­чи­тель­ным сни­же­ни­ем на­ло­га с ли­кий­цев и по­ста­ра­ют­ся уго­во­рить Кон­стан­ти­на не де­лать это­го. Ес­ли же до­ку­мент ока­жет­ся в Ли­кии и бу­дет там об­на­ро­до­ван, то са­мо­дер­жец не станет ме­нять свое ре­ше­ние. Но как по­ско­рее до­ста­вить гра­мо­ту в Ми­ры? Ведь са­мый быст­ро­ход­ный ко­рабль мо­жет до­плыть до ан­дри­ак­ской при­ста­ни го­ро­да не мень­ше, чем за шесть дней. По­это­му всю свою на­деж­ду бди­тель­ный по­пе­чи­тель Ли­кии Ни­ко­лай воз­ло­жил на Бо­га, ко­то­рый все­гда вни­мал мо­лит­вам ве­ли­ко­го пра­вед­ни­ка. Он на­шел в хра­ме по­лую трост­ни­ко­вую тру­боч­ку, вло­жил в нее хри­со­вул, за­пе­ча­тал его и от­пра­вил­ся к мо­рю. На бе­ре­гу свя­той Ни­ко­лай об­ра­тил­ся к Твор­цу и Про­мыс­ли­те­лю:

– Бо­же Выш­ний, Си­дя­щий на хе­ру­ви­мах и Взи­ра­ю­щий на без­дны. Пе­ред То­бой тре­пе­щут небо, зем­ля и мо­ре. Все со­тво­рен­ное по­ви­ну­ет­ся Тво­ей гроз­ной во­ле! Услышь, Вла­ды­ко, ра­ба Тво­е­го. Со­хра­ни эту гра­мо­ту це­лой и невре­ди­мой и до­ставь ее к бе­ре­гу Ан­дри­а­ки, дабы во ве­ки ве­ков про­слав­ля­лось Твое Свя­тое и Пре­бла­го­сло­вен­ное Имя.

За­тем чу­до­тво­рец Ни­ко­лай бро­сил в мо­ре до­ку­мент, за­пе­ча­тан­ный в стеб­ле трост­ни­ка, и про­из­нес:

– Во имя Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, пусть хри­со­вул плы­вет к бе­ре­гам Ли­кии и кли­ри­ки на­шей церк­ви по­лу­чат его.

Все­дер­жи­тель­ной си­лой Неви­ди­мо­го Бо­га трост­ник с дра­го­цен­ной гра­мо­той в тот же час ока­зал­ся на бе­ре­гу Ан­дри­а­ки.

Кто мо­жет изъ­яс­нить столь див­ное чу­до?! Как тро­стин­ка мог­ла так быст­ро пе­ре­сечь бес­край­нее мо­ре и по­пасть в Ми­ры? Ка­кой корм­чий на­пра­вил ее к ли­кий­ской га­ва­ни? О ве­ли­кие и неиз­ре­чен­ные тай­ны Пре­бла­го­го Твор­ца! По­ис­ти­не ди­вен Бог во свя­тых Сво­их, и неис­сле­ди­мы пу­ти Его (Рим.11:13).

Свя­ти­тель вер­нул­ся в храм, где остав­шу­ю­ся часть дня и всю ночь мо­лил­ся Все­мо­гу­ще­му Гос­по­ду и Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­це. Той же но­чью ан­ге­ло­по­доб­ный Ни­ко­лай явил­ся в сон­ном ви­де­нии пер­во­му из пре­сви­те­ров го­ро­да Ми­ры и по­ве­лел:

– По­сле утрен­них цер­ков­ных пес­но­пе­ний с несколь­ки­ми кли­ри­ка­ми спу­стись к ан­дри­ак­ской га­ва­ни. Там, на бе­ре­гу, вы най­де­те трост­ни­ко­вую труб­ку. Внут­ри нее за­пе­ча­та­на цар­ская гра­мо­та о сни­же­нии по­да­ти с жи­те­лей Мир. Эту ми­лость ока­зал нам сам хри­сто­лю­би­вый им­пе­ра­тор Кон­стан­тин. Про­чти до­ку­мент кли­ру и на­ро­ду во сла­ву Все­силь­но­го Бо­га. За­тем по­ка­жи хри­со­вул глав­но­му сбор­щи­ку на­ло­гов и по­ло­жи его в риз­ни­це.

Пре­сви­тер сде­лал все, как свя­той по­ве­лел в ви­де­нии. На бе­ре­гу мо­ря кли­ри­ки об­ре­ли трост­ни­ко­вый сте­бель с вло­жен­ным в него свит­ком. Пись­мо бы­ло в пол­ной со­хран­но­сти: мор­ская во­да не по­вре­ди­ла текст. Бла­гая весть быст­ро об­ле­те­ла го­род. В хра­ме при боль­шом сте­че­нии на­ро­да один из кли­ри­ков огла­сил до­ку­мент. Ли­кий­цы, узнав о сни­же­нии на­ло­га, еди­но­душ­но про­сла­ви­ли Бо­га и воз­да­ли бла­го­да­ре­ние им­пе­ра­то­ру Кон­стан­ти­ну и свя­ти­те­лю Ни­ко­лаю за его за­ступ­ни­че­ство. За­тем го­ро­жане от­пра­ви­лись к ме­сту, где со­би­ра­лась по­дать. Вне­зап­ное по­яв­ле­ние огром­ной тол­пы во­круг три­бу­на­ла на­сто­ро­жи­ло же­сто­ко­сер­до­го чи­нов­ни­ка. Он дав­но опа­сал­ся бун­та и по­это­му стал ис­пу­ган­но вос­кли­цать:

– Что та­кое? С чем при­шли вы ко мне?

Ли­кий­цы предъ­яви­ли ему хри­со­вул. Чи­нов­ник вни­ма­тель­но про­чи­тал указ, уви­дел им­пе­ра­тор­скую под­пись, сде­лан­ную ки­но­ва­рью, и зо­ло­тую пе­чать, под­ве­шен­ную к свит­ку. Он при­знал до­ку­мент под­лин­ным, с по­чте­ни­ем по­це­ло­вал пе­чать с изо­бра­же­ни­ем го­су­да­ря и по­кло­нил­ся хри­со­ву­лу.

– Как вы по­лу­чи­ли цар­скую гра­мо­ту? – с недо­уме­ни­ем спро­сил чи­нов­ник.

Го­ро­жане рас­ска­за­ли сбор­щи­ку на­ло­гов о по­езд­ке ар­хи­епи­ско­па Ни­ко­лая к им­пе­ра­то­ру в Кон­стан­ти­но­поль и о том, как они бла­го­да­ря ви­де­нию кли­ри­ка на­шли сви­ток на бе­ре­гу мо­ря. Тот­час чи­нов­ник при­ка­зал от­пу­стить из тюрь­мы лю­дей, за­клю­чен­ных за неупла­ту по­да­ти. Вме­сте с на­ро­дом он про­сла­вил Бо­га и Его угод­ни­ка Ни­ко­лая. Хри­со­вул тор­же­ствен­но от­нес­ли в со­бор­ную риз­ни­цу, где до­ку­мент в те­че­ние мно­гих сто­ле­тий хра­нил­ся в па­мять о чу­де­сах и за­ступ­ни­че­стве ско­ро­го уте­ши­те­ля бед­ству­ю­щих Ни­ко­лая за ли­кий­цев во сла­ву Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста.

Но враг ро­да че­ло­ве­че­ско­го все­гда во­ю­ет с Бо­гом и Его свя­ты­ми. По­это­му са­та­на вло­жил в серд­ца несколь­ких ца­ре­двор­цев злой по­мысл. Они яви­лись к им­пе­ра­то­ру и ска­за­ли:

– Не сле­до­ва­ло тво­е­му ве­ли­че­ству сни­жать по­дать с го­ро­да Ми­ры до ста со­ли­дов. Ты спи­сал очень боль­шую сум­му. Так мож­но ра­зо­рить каз­ну. На­до бы­ло уре­зать лишь часть на­ло­га, а не от­ме­нять его по­чти це­ли­ком.

Ре­чи при­двор­ных сму­ти­ли мо­нар­ха. Ибо упраж­не­ние в нече­стии по­мра­ча­ет доб­рое, … раз­вра­ща­ет ум незло­би­вый (Прем.4:12). Кон­стан­тин стал бес­по­ко­ить­ся и рас­ка­и­вать­ся в сво­ем ве­ли­ко­душ­ном по­ступ­ке. Он по­ве­лел разыс­кать и при­ве­сти во дво­рец ар­хи­епи­ско­па Ни­ко­лая. По­са­див свя­ти­те­ля вбли­зи тро­на, Ва­силевс про­из­нес:

– Мы слиш­ком силь­но сни­зи­ли по­дать. На­ши выс­шие чи­нов­ни­ки счи­та­ют это ра­зо­ри­тель­ным для каз­ны. Пре­по­доб­ный отец, вер­ни хри­со­вул. Мы вне­сем в него ис­прав­ле­ние и сде­ла­ем на­лог при­ем­ле­мым для всех.

Од­на­ко Ми­ры бы­ли уже ра­зо­ре­ны от со­бран­ных на­ло­гов, и на­род по­ги­бал от го­ло­да. Что мож­но бы­ло взять с лю­дей, до­ве­ден­ных до край­ней ни­ще­ты?

– О, им­пе­ра­тор, – от­ве­тил свя­той Ни­ко­лай, – твой хри­со­вул уже в Ли­кии. Два дня на­зад со­бор­ные кли­ри­ки в Ми­рах про­чли его на­ро­ду и по­ка­за­ли сбор­щи­ку по­да­ти.

– Про­шло все­го три дня, как мы вы­да­ли те­бе гра­мо­ту. Как она мог­ла так быст­ро по­пасть в Ли­кию? – уди­вил­ся им­пе­ра­тор.

– Вла­ды­ка са­мо­дер­жец, – крот­ко по­про­сил Ни­ко­лай, – по­шли гон­цов в Ми­ры. Ес­ли ис­тин­ность мо­их слов не под­твер­дит­ся, пусть твое ве­ли­че­ство ме­ня­ет по­дать, как из­во­лит.

Кон­стан­тин при­ка­зал сна­ря­дить быст­ро­ход­ный ко­рабль в Ми­ры. Он по­ру­чил по­слан­ни­кам точ­но узнать, ко­гда до­ку­мент при­был в Ли­кию. Ко­рабль в тот же день вы­шел из га­ва­ни и с по­мо­щью Бо­жьей, при по­пут­ном вет­ре и спо­кой­ном мо­ре, бла­го­по­луч­но до­стиг бе­ре­га Ан­дри­а­ки.

В Ми­рах сбор­щик на­ло­гов на­звал день пе­ре­да­чи ему хри­со­ву­ла, а в риз­ни­це хра­ма гон­цы го­су­да­ря сво­и­ми гла­за­ми уви­де­ли до­ку­мент. По­сле са­мо­го тща­тель­но­го рас­сле­до­ва­ния они убе­ди­лись в том, что кли­ри­ки на­шли гра­мо­ту в ли­кий­ской га­ва­ни на­ут­ро по­сле ее вру­че­ния во двор­це свя­то­му Ни­ко­лаю, и немед­лен­но от­пра­ви­лись в об­рат­ный путь.

Хра­ни­мые мо­лит­ва­ми пре­по­доб­но­го Ни­ко­лая, мо­ре­пла­ва­те­ли вер­ну­лись в Кон­стан­ти­но­поль. По­слан­ни­ки по­дроб­но рас­ска­за­ли мо­нар­ху о чу­дес­ном об­ре­те­нии ли­кий­ца­ми хри­со­ву­ла на сле­ду­ю­щий день по­сле то­го, как им­пе­ра­тор соб­ствен­но­руч­но под­пи­сал его в цар­ском двор­це.

На­бож­ный Кон­стан­тин усмот­рел во всем про­ис­шед­шем во­лю свы­ше и по­нял: по мо­лит­вам Сво­е­го вер­но­го слу­ги Ни­ко­лая Гос­подь тво­рит див­ные чу­де­са. Он при­звал сер­до­боль­но­го пас­ты­ря во дво­рец и про­из­нес:

– Про­сти ме­ня, о про­слав­лен­ный Бо­гом вла­ды­ка. Мы чуть не из­ме­ни­ли свое ре­ше­ние, ко­то­рое бы­ло угод­но Гос­по­ду. Я ис­ку­шал твою свя­тость, по­ве­рив лу­ка­вым ре­чам при­двор­ных со­вет­ни­ков. Ныне мы до­сто­вер­но узна­ли ис­ти­ну от по­слан­ных в Ми­ры гон­цов. Бог бла­го­сло­вил твое де­ло. Он, тво­и­ми мо­лит­ва­ми, чу­дес­ным об­ра­зом пе­ре­нес хри­со­вул по мо­рю в Ли­кию в пол­ной со­хран­но­сти. По­это­му мы под­твер­жда­ем все на­пи­сан­ное в гра­мо­те. Во сла­ву Пре­бла­го­го Бо­га, а так­же в па­мять о цар­ской ми­ло­сти к тво­ей мит­ро­по­лии я по­веле­ваю и в бу­ду­щем со­хра­нить неиз­мен­ной по­дать с Мир в сто со­ли­дов.

Од­на­ко щед­рость го­су­да­ря к чу­до­твор­цу Ни­ко­лаю этим не огра­ни­чи­лась. Им­пе­ра­тор пе­ре­дал ему для хра­ма свя­щен­ные со­су­ды и дру­гие да­ры. По­ки­дая дво­рец, пре­по­доб­ный слу­жи­тель Хри­стов бла­го­сло­вил са­мо­держ­ца и обе­щал по­сто­ян­но мо­лить­ся за Кон­стан­ти­на и его свя­той град, ибо царь ра­зум­ный – бла­го­со­сто­я­ние на­ро­да (Прем.6:26).

Спу­стя несколь­ко дней слав­ный за­щит­ник Ли­кии вер­нул­ся в свою мит­ро­по­лию и был встре­чен на­ро­дом с ве­ли­ки­ми по­че­стя­ми. На сле­ду­ю­щее утро по­сле при­бы­тия в Ми­ры бо­го­нос­но­го от­ца Ни­ко­лая мно­же­ство лю­дей со­бра­лось в хра­ме. Го­ро­жане хо­те­ли уви­деть и по­бла­го­да­рить лю­би­мо­го ар­хи­пас­ты­ря. Свя­ти­тель бла­го­сло­вил на­род и рас­ска­зал всем о цар­ской ми­ло­сти к Ли­кии. На­род ра­до­вал­ся, сла­вил Бо­га за чуд­ные де­ла Его для сы­нов че­ло­ве­че­ских (Пс.106:8) и го­во­рил вла­ды­ке:

– Твое пред­ста­тель­ство из­ба­ви­ло нас от ра­зо­ри­тель­ной по­да­ти. Всю жизнь мы и на­ши де­ти бу­дем мо­лить­ся за те­бя и бла­го­че­сти­во­го им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на.

Ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай все­гда быст­ро при­хо­дил на по­мощь к лю­дям, ко­то­рые с ве­рой об­ра­ща­лись к нему в труд­ных об­сто­я­тель­ствах. Во вре­ме­на за­сух и неуро­жая он был бди­тель­ным по­пе­чи­те­лем ли­кий­ской паст­вы.

Од­на­жды Асию охва­тил страш­ный го­лод. Мно­гие об­ла­сти нуж­да­лись в по­став­ках хле­ба. По­это­му ли­кий­цы не смог­ли за­ку­пить при­воз­ное зер­но. Мог ли ве­ли­ко­душ­ный де­ла­тель ми­ло­сты­ни Ни­ко­лай не по­жа­леть несчаст­ных лю­дей и рав­но­душ­но взи­рать на стра­дав­ших от го­ло­да со­оте­че­ствен­ни­ков?

Бо­же­ствен­ный иерарх Хри­стов явил­ся но­чью в сон­ном ви­де­нии куп­цу, ко­то­рый на­ме­ре­вал­ся про­плыть ми­мо Ли­кии на ко­раб­лях, на­гру­жен­ных хле­бом. Свя­ти­тель дал ему день­ги в за­лог, по­ве­лел плыть в Ми­ры и там про­дать зер­но.

Утром ку­пец проснул­ся и сра­зу уви­дел три зо­ло­тые мо­не­ты, вло­жен­ные в его ла­донь пре­по­доб­ным от­цом. Хле­бо­тор­го­вец был изум­лен этим чу­дом и счел сво­им дол­гом немед­лен­но ис­пол­нить во­лю ан­ге­ло­по­доб­но­го му­жа. Он при­плыл в ан­дри­ак­скую га­вань и, про­дав зер­но жи­те­лям го­ро­да Ми­ры, рас­ска­зал им о сон­ном ви­де­нии и трех зо­ло­тых мо­не­тах. По опи­са­нию куп­ца го­ро­жане узна­ли в явив­шем­ся к нему че­ло­ве­ке епи­ско­па Ни­ко­лая и воз­да­ли бла­го­да­ре­ние Бо­гу, про­слав­ляя сво­е­го сер­до­боль­но­го за­ступ­ни­ка.

Ар­хи­манд­рит Ми­ха­ил по­вест­ву­ет еще об од­ном слу­чае спа­се­ния свя­тым его со­оте­че­ствен­ни­ков от го­ло­да.

Вла­ды­ка узнал, что в ли­кий­ский порт за­шли пять гру­же­ных зер­ном ко­раб­лей, плыв­ших из Алек­сан­дрии в Кон­стан­ти­но­поль. За­бот­ли­вый Ни­ко­лай немед­лен­но от­пра­вил­ся в ан­дри­ак­скую га­вань и по­про­сил ка­пи­та­нов от­сы­пать ли­кий­цам немно­го зер­на с каж­до­го суд­на.

– Мы не мо­жем так по­сту­пить, – от­ве­ти­ли ка­пи­та­ны. – Это об­ще­ствен­ный хлеб, он не при­над­ле­жит нам. Зер­но по­лу­че­но как по­дать с Егип­та, а мы обя­за­ны до­ста­вить груз непри­кос­но­вен­ным в цар­скую сто­ли­цу.

Но ар­хи­ерей Бо­жий умо­лил мо­ре­пла­ва­те­лей по­мочь го­ло­да­ю­щим ли­кий­цам. Ча­до­лю­би­вый пас­тырь обе­щал ка­пи­та­нам быть их по­кро­ви­те­лем и за­щит­ни­ком:

– С каж­до­го ко­раб­ля от­гру­зи­те по сто мо­ди­ев. А я из­бав­лю вас от на­ка­за­ния, и го­су­да­ре­вы при­ем­щи­ки в сто­ли­це не смо­гут ни­ко­го об­ви­нить в недо­им­ке.

Мо­ря­ки по­ве­ри­ли ве­ли­ко­му чу­до­твор­цу. Они да­ли ли­кий­цам столь­ко хле­ба, сколь­ко по­про­сил у них свя­ти­тель, и при по­пут­ном вет­ре бла­го­по­луч­но до­стиг­ли Кон­стан­ти­но­по­ля. В сто­ли­це цар­ский чи­нов­ник при­нял зер­но. К край­не­му удив­ле­нию ка­пи­та­нов вес гру­за ока­зал­ся точ­но та­ким же, ка­ким он был в Алек­сан­дрии. Об этом необы­чай­ном чу­де мо­ре­пла­ва­те­ли рас­ска­за­ли при­ем­щи­кам, и все про­сла­ви­ли Бо­га, по­да­ю­ще­го ми­лость лю­бя­щим Его.

В Ми­рах Ни­ко­лай раз­дал зер­но го­ло­да­ю­щим ли­кий­цам. Со­хра­нив часть зер­на в се­ме­нах, зем­ле­дель­цы за­се­я­ли паш­ни, и со­бран­но­го хле­ба хва­ти­ло им на два го­да. Так свя­той Ни­ко­лай был неис­ся­ка­е­мым ис­точ­ни­ком бла­го­де­я­ний и ско­рым по­мощ­ни­ком лю­дям во всех тя­го­тах жиз­ни.

Те­перь по­ве­да­ем о са­мом зна­ме­ни­том де­я­нии ми­ло­сти­во­го за­ступ­ни­ка Ни­ко­лая, ко­то­рое за­став­ля­ет вос­хи­щать­ся иерар­хом Хри­сто­вым и вос­сы­лать бла­го­да­ре­ние Бо­гу, воз­ве­ли­чив­ше­му его. Пусть чи­та­тель узна­ет, как неза­мед­ли­тель­но при­хо­дит на по­мощь со­стра­да­тель­ней­ший свя­ти­тель и спа­са­ет от смер­ти невин­но осуж­ден­ных лю­дей.

В по­след­ние го­ды цар­ство­ва­ния им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на во Фри­гии, в под­раз­де­ле­нии тай­фа­лов, вспых­нул мя­теж. Го­су­дарь был весь­ма обес­по­ко­ен из­ве­сти­ем о бун­те. Он со­звал се­нат и, по­со­ве­то­вав­шись с ним, по­слал трех стра­ти­ла­тов – Непо­ти­а­на, Ур­са и Гер­пи­ли­о­на – с во­ен­ным от­ря­дом уми­ро­тво­рить вос­став­ших тай­фа­лов.

С ве­ли­кой по­спеш­но­стью вой­ско от­плы­ло из Кон­стан­ти­но­по­ля, но силь­ный шторм вы­ну­дил его оста­но­вить­ся в ан­дри­ак­ской га­ва­ни. В ожи­да­нии бла­го­при­ят­ной по­го­ды во­и­ны за­хо­те­ли по­пол­нить за­па­сы про­до­воль­ствия и вы­шли на бе­рег ку­пить про­ви­зию в Пла­ко­ме. Вско­ре из-за гру­бо­го по­ве­де­ния сол­дат на рын­ке меж­ду ли­кий­ца­ми и во­и­на­ми воз­ник­ла ссо­ра. Они ста­ли оскорб­лять друг дру­га, и де­ло до­шло до сты­чек.

Ко­гда из­ве­стие о столк­но­ве­ни­ях до­стиг­ло Мир, сре­ди ли­кий­цев на­ча­лось силь­ное вол­не­ние. На­род был воз­му­щен гру­бо­стью сол­дат и их бес­чин­ства­ми.

Ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай, узнав о рас­пре в Пла­ко­ме, уго­во­рил го­ро­жан не со­вер­шать опро­мет­чи­вых по­ступ­ков про­тив во­и­нов им­пе­ра­то­ра и тот­час сам от­пра­вил­ся в Ан­дри­а­ку. Ли­кий­цы, на­хо­див­ши­е­ся в га­ва­ни, встре­ти­ли вла­ды­ку с по­до­ба­ю­щи­ми по­че­стя­ми. Непо­ти­ан, Урс и Гер­пи­ли­он так­же с бла­го­го­ве­ни­ем по­кло­ни­лись вы­со­ко­чти­мо­му ар­хи­ерею. Свя­ти­тель спро­сил во­е­вод, кто они и ку­да дер­жат путь.

– Мы по­па­ли в шторм и хо­те­ли пе­ре­ждать бу­рю в ва­шей га­ва­ни, – от­ве­ти­ли стра­ти­ла­ты. – Бла­го­че­сти­вей­ший им­пе­ра­тор Кон­стан­тин по­слал нас во Фри­гию усми­рить мя­теж. Пусть твое бо­го­лю­бие по­мо­лит­ся Гос­по­ду, дабы нам со­пут­ство­вал успех.

Вла­ды­ка бла­го­сло­вил во­е­вод и при­гла­сил их под­нять­ся в го­род. Свя­тость, ко­то­рая ис­хо­ди­ла от ар­хи­ерея Бо­жье­го, его бла­го­же­ла­тель­ность и ра­ду­шие по­ра­зи­ли стра­ти­ла­тов. Во­е­на­чаль­ни­кам ста­ло стыд­но за сво­их сол­дат. Они пре­кра­ти­ли бес­чин­ства, успо­ко­и­ли во­и­нов и за­пре­ти­ли им при­тес­нять на­род.

В то вре­мя, ко­гда ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай на­хо­дил­ся в Пла­ко­ме, знат­ные ли­кий­цы, Ев­док­сий и Си­мо­нид, уго­во­ри­ли в Ми­рах стра­ти­га Асии Ев­ста­фия каз­нить трех му­жей. Го­ро­жане по­сла­ли гон­цов к свя­ти­те­лю, чтобы пре­ду­пре­дить его об этом зло­де­я­нии. По­сыль­ные спу­сти­лись из го­ро­да в га­вань, по­кло­ни­лись ар­хи­ерею и, ед­ва от­ды­шав­шись от быст­рой ходь­бы, об­ра­ти­лись к нему:

– Гос­по­дин, по­ка те­бя не бы­ло в го­ро­де, слу­чи­лась бе­да. На­мест­ник Ев­ста­фий, под­куп­лен­ный за­вист­ли­вы­ми и злы­ми людь­ми, вос­поль­зо­вал­ся тво­им от­сут­стви­ем и при­го­во­рил к смер­ти трех ни в чем не по­вин­ных лю­дей. Вла­ды­ка, весь го­род пла­чет по ним и ожи­да­ет тво­е­го воз­вра­ще­ния. Ес­ли бы ты на­хо­дил­ся в Ми­рах, ипарх не по­смел бы так по­сту­пить.

Судь­ба трех осуж­ден­ных му­жей глу­бо­ко взвол­но­ва­ла ар­хи­ерея Бо­жье­го, и он ре­шил прий­ти к ним на по­мощь. Да и как ина­че мог по­сту­пить хра­ни­тель Бо­же­ствен­ных ве­ле­ний Ни­ко­лай, ведь в Свя­щен­ном Пи­са­нии ска­за­но: Спа­сай оби­жа­е­мо­го из рук оби­жа­ю­ще­го и не будь ма­ло­ду­шен (Сир.4:9). Свя­той про­стер ру­ки к небу и со сле­за­ми на гла­зах стал мо­лить­ся. За­тем вла­ды­ка по­про­сил стра­ти­ла­тов по­сле­до­вать за ним к ме­сту каз­ни.

– Нам пред­сто­ит со­вер­шить Бо­жье де­ло, – про­из­нес че­ло­ве­ко­лю­би­вый иерарх и без ма­лей­ше­го про­мед­ле­ния от­пра­вил­ся в Ми­ры в со­про­вож­де­нии Непо­ти­а­на, Ур­са и Гер­пи­ли­о­на.

До­брав­шись до ме­ста под на­зва­ни­ем «У льва», свя­ти­тель встре­тил дру­гих гон­цов, по­слан­ных к нему, и спро­сил, не каз­не­ны ли при­го­во­рен­ные к смер­ти лю­ди. Гон­цы от­ве­ти­ли:

– Они жи­вы. Сей­час их ве­дут по пло­ща­ди Ди­о­с­ку­ров.

Ни­ко­лай тот­час по­спе­шил к мар­ти­рию му­че­ни­ков Кри­с­кен­та и Ди­о­ско­ри­да, но там узнал от встреч­ных лю­дей, что осуж­ден­ных му­жей уже вы­во­дят из го­ро­да. Вско­ре ар­хи­епи­скоп и стра­ти­ла­ты до­стиг­ли го­род­ских во­рот. Од­на­ко здесь ли­кий­цы ска­за­ли вла­ды­ке: – По­спе­ши, гос­по­дин. Осуж­ден­ных по­ве­ли к ме­сту их каз­ни в Ви­ру.

Для спа­се­ния неви­нов­ных лю­дей оста­ва­лось очень ма­ло вре­ме­ни. Свя­ти­тель бо­ял­ся опоз­дать. Стра­ти­ла­ты уви­де­ли сле­зы на гла­зах сер­до­боль­но­го Ни­ко­лая и пред­ло­жи­ли его спут­ни­кам:

– Да­вай­те по­шлем двух сол­дат из на­шей сви­ты. Они за­дер­жат ис­пол­не­ние при­го­во­ра до на­ше­го при­хо­да. Пусть кто-ни­будь по­ка­жет им ме­сто каз­ни.

Сол­да­ты с про­вод­ни­ком по­бе­жа­ли в Ви­ру. По­спе­шил и свя­той Ни­ко­лай. Вос­пол­нив бес­си­лие ста­ро­сти сер­деч­ным пы­лом, он ско­ро до­стиг ме­ста каз­ни, где со­бра­лась боль­шая тол­па. Во­и­ны успе­ли лишь при­оста­но­вить казнь. Свя­ти­тель ви­дел, как па­лач, су­ро­вый и неисто­вый, уже из­влек свой меч. Осуж­ден­ные му­жи со свя­зан­ны­ми за спи­ной ру­ка­ми, с кля­пом во рту и за­вя­зан­ны­ми гла­за­ми при­к­ло­ни­ли ко­ле­ни и вы­тя­ну­ли об­на­жен­ные шеи, ожи­дая уда­ра ме­ча.

Ка­за­лось, что че­ло­ве­че­ская по­мощь немыс­ли­ма. Но в этот ро­ко­вой мо­мент пре­по­доб­ный слу­жи­тель Хри­стов сво­бод­но про­шел к ме­сту каз­ни и без вся­кой бо­яз­ни, ведь пра­вед­ник смел, как лев (Притч.22:1), вы­рвал из рук па­ла­ча об­на­жен­ный меч, бро­сил его на зем­лю, осво­бо­дил осуж­ден­ных от пут и про­из­нес:

– Я го­тов уме­реть вме­сто этих неви­нов­ных.

Все это свя­той Ни­ко­лай сде­лал с осо­бым дерз­но­ве­ни­ем, и ни­кто не смел оста­но­вить пра­вед­ни­ка, ибо в его дей­стви­ях при­сут­ство­ва­ла Бо­же­ствен­ная си­ла: он был ве­лик пе­ред Бо­гом и людь­ми.

Ко­гда сня­ли по­вяз­ки с глаз и ли­ца му­жей от­кры­лись, вла­ды­ка сра­зу узнал в них знат­ных го­ро­жан. Спа­сен­ные му­жи пла­ка­ли от ра­до­сти, а на­род, очень рас­тро­ган­ный неожи­дан­ным по­яв­ле­ни­ем иерар­ха церк­ви, воз­дал бла­го­да­ре­ние Бо­гу и сво­е­му ар­хи­ерею.

Свя­ти­те­лю со­об­щи­ли, что ипарх осу­дил на смерть невин­ных лю­дей за две­сти литр се­реб­ра. За­щит­ник ис­ти­ны Ни­ко­лай ре­шил пой­ти к стра­ти­гу Асии Ев­ста­фию и до­бить­ся от­ме­ны без­за­кон­но­го при­го­во­ра. Вме­сте со стра­ти­ла­та­ми он немед­лен­но от­пра­вил­ся в го­род. Бес­страш­ный вла­ды­ка при­ка­зал во­и­нам взло­мать дверь ре­зи­ден­ции пра­ви­те­ля и дерз­но­вен­но во­шел в пре­то­рий.

Ев­ста­фий очень ис­пу­гал­ся, уви­дев жи­вы­ми и невре­ди­мы­ми трех осуж­ден­ных им му­жей, да еще в со­про­вож­де­нии са­мо­го ар­хи­епи­ско­па Мир­ли­кий­ско­го и важ­ных са­нов­ни­ков из Кон­стан­ти­но­по­ля с во­ен­ным от­ря­дом. Ев­ста­фий вы­шел им на­встре­чу и по­кло­нил­ся ар­хи­ерею. Но Ни­ко­лай от­стра­нил его от се­бя, на­звал кро­во­пий­цей, без­за­кон­ни­ком и вра­гом Бо­жьим.

– За твои зло­де­я­ния мы не по­ща­дим те­бя! – гроз­но вос­клик­нул свя­ти­тель. – Я со­об­щу бла­го­че­сти­вей­ше­му им­пе­ра­то­ру о том, как ты при­тес­нял, а вер­нее, гра­бил на­шу про­вин­цию и за взят­ки каз­нил невин­ных лю­дей.

Устра­шен­ный угро­за­ми вла­ды­ки и же­лая при­ми­ре­ния с про­слав­лен­ным иерар­хом, Ев­ста­фий стал на ко­ле­ни и со сле­за­ми на гла­зах дол­го умо­лял свя­то­го про­стить его за по­спеш­ное осуж­де­ние трех му­жей. Од­на­ко при этом пра­ви­тель пе­ре­кла­ды­вал ос­нов­ную ви­ну с се­бя на го­род­ских ста­рей­шин.

– Не гне­вай­ся на ме­ня, раб Бо­жий, – го­во­рил Ев­ста­фий. – Не я ви­но­ват, а пер­вые лю­ди го­ро­да, Ев­док­сий и Си­мо­нид, вы­дви­ну­ли про­тив них об­ви­не­ние.

Ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай знал, что стра­тиг Асии был под­куп­лен и те­перь, оправ­ды­ва­ясь, лу­ка­вит. По­это­му он не хо­тел про­щать ипар­ха, угро­жал ему за непра­вед­ный суд му­ка­ми на Страш­ном Су­де и гроз­но ска­зал:

– О, нече­сти­вый че­ло­век, враг вся­кой спра­вед­ли­во­сти! Не Ев­док­сий и Си­мо­нид, а зо­ло­то и се­реб­ро убе­ди­ли те­бя каз­нить их. Ес­ли ты по­лу­чил власть, то дол­жен пра­вить бес­при­страст­но, ведь в Пи­са­нии ска­за­но: Уда­ляй­ся от неправ­ды и не умерщ­вляй невин­но­го и пра­во­го, ибо Я не оправ­даю без­за­кон­ни­ка (Исх.23:7).

Толь­ко по­сле то­го, как Ев­ста­фий со сми­ре­ни­ем во всем чи­сто­сер­деч­но со­знал­ся и по­ка­ял­ся, ве­ли­ко­душ­ный Ни­ко­лай про­стил его. Кон­стан­ти­но­поль­ские во­е­во­ды, со­про­вож­дав­шие свя­ти­те­ля из Пла­ко­мы, ди­ви­лись бес­стра­шию и ре­ши­тель­но­сти бо­го­муд­ро­го пас­ты­ря, спас­ше­го сво­их со­граж­дан от, ка­за­лось бы, неми­ну­е­мой смер­ти.

За­тем Ни­ко­лай при­гла­сил Непо­ти­а­на, Ур­са и Гер­пи­ли­о­на и трех осво­бож­ден­ных им му­жей на тра­пе­зу. По­сле обе­да вла­ды­ка по­про­щал­ся со стра­ти­ла­та­ми: каж­до­го из них свя­той бла­го­сло­вил, об­нял и по­це­ло­вал. Во­и­ны се­ли на ко­раб­ли и от­пра­ви­лись во Фри­гию усми­рять бунт. Там вой­скам им­пе­ра­то­ра уда­лось быст­ро по­да­вить мя­теж тай­фа­лов. Пол­ко­вод­цы убра­ли из их сре­ды всех за­чин­щи­ков бун­та и на­дол­го вос­ста­но­ви­ли проч­ный мир во Фри­гии.

На об­рат­ном пу­ти в Кон­стан­ти­но­поль Непо­ти­ан, Урс и Гер­пи­ли­он за­хо­те­ли еще раз по­ви­дать ве­ли­ко­го стар­ца. Во­е­во­ды по­ста­ви­ли ко­раб­ли в ан­дри­ак­ской га­ва­ни и под­ня­лись в го­род. Ар­хи­епи­скоп Мир лас­ко­во встре­тил пол­ко­вод­цев и при­гла­сил на тра­пе­зу. Стра­ти­ла­ты рас­ска­за­ли Ни­ко­лаю о бла­го­при­ят­ном для них по­хо­де и о том, как по его мо­лит­вам они одер­жа­ли по­бе­ду. Вла­ды­ка был очень рад за них. Од­на­ко свя­той имел по­пе­че­ние не толь­ко о зем­ных успе­хах лю­дей, ко­то­рые об­ра­ща­лись к нему за по­мо­щью и по­кро­ви­тель­ством, – угод­ник Бо­жий преж­де все­го за­бо­тил­ся о спа­се­нии душ че­ло­ве­че­ских. По­это­му про­зор­ли­вый Ни­ко­лай пред­ска­зал стра­ти­ла­там, что они под­верг­нут­ся опас­но­сти, и дол­го уве­ще­вал их:

– Ча­да мои, ни­ко­гда не от­ча­и­вай­тесь и не ма­ло­ду­ше­ствуй­те, а имей­те твер­дое упо­ва­ние на Бо­га, и Он не по­пустит вам быть ис­ку­ша­е­мы­ми сверх сил, но при ис­ку­ше­нии даст и об­лег­че­ние, так чтобы вы мог­ли [его] пе­ре­не­сти (1 Кор 10. 13).

Во­и­ны с бла­го­го­ве­ни­ем слу­ша­ли ар­хи­пас­ты­ря, но не по­ня­ли, о ка­ких пред­сто­я­щих ис­пы­та­ни­ях го­во­рил им вла­ды­ка. Стра­ти­ла­ты по­лу­чи­ли бла­го­сло­ве­ние у свя­ти­те­ля, спу­сти­лись к сво­им ко­раб­лям и от­плы­ли в Кон­стан­ти­но­поль.

В сто­ли­це на­род, се­нат и сам им­пе­ра­тор Кон­стан­тин устро­и­ли Непо­ти­а­ну, Ур­су и Гер­пи­ли­о­ну пыш­ную встре­чу, слов­но пол­ко­вод­цы по­лу­чи­ли три­умф. Го­су­дарь был очень до­во­лен ско­рым усми­ре­ни­ем мя­те­жа и осы­пал во­е­вод щед­ры­ми да­ра­ми. От­ныне во двор­це стра­ти­ла­там ока­зы­ва­ют ве­ли­кий по­чет. Они ста­но­вят­ся весь­ма зна­ме­ни­ты­ми в Рим­ской им­пе­рии.

Но вся­кое про­цве­та­ние и сла­ва ближ­не­го тер­за­ет за­вист­ни­ка, как сол­неч­ный свет боль­ные гла­за. Злые лю­ди пред­по­чи­та­ют луч­ше са­мим стра­дать, чем ви­деть чу­жое бла­го­ден­ствие. Рас­по­ло­же­ние мо­нар­ха к трем пол­ко­вод­цам воз­бу­ди­ло силь­ную за­висть в серд­цах дру­гих при­бли­жен­ных к им­пе­ра­то­ру во­е­на­чаль­ни­ков. Эти са­нов­ни­ки да­ли пре­фек­ту Аб­ла­бию зна­чи­тель­ную сум­му, чтобы он по­гу­бил стра­ти­ла­тов. Зо­ло­то по­мра­чи­ло ра­зум пра­ви­те­ля. Аб­ла­бий со­гла­сил­ся ого­во­рить во­е­вод в из­мене, до­бить­ся их за­клю­че­ния под стра­жу и каз­ни, ибо пре­фект был ко­вар­ным и злым че­ло­ве­ком, а злые лю­ди не ра­зу­ме­ют спра­вед­ли­во­сти (Притч.28:5). Аб­ла­бий от­пра­вил­ся к им­пе­ра­то­ру и ска­зал:

– Вла­ды­ка са­мо­дер­жец, я узнал прав­ду о том, что про­изо­шло во Фри­гии. Три пол­ко­вод­ца, Непо­ти­ан, Урс и Гер­пи­ли­он, ко­то­рых ты при­нял за ми­ро­твор­цев и лю­бил, устро­и­ли за­го­вор про­тив те­бя. Стра­ти­ла­ты из­ве­сти­ем о ми­ре хо­те­ли сде­лать нас него­то­вы­ми к за­щи­те от вра­гов, а за­тем, усы­пив на­шу бди­тель­ность, вне­зап­но вос­стать про­тив тво­ей дер­жа­вы и за­хва­тить власть. Они за­клю­чи­ли со­юз с мя­теж­ни­ка­ми, обе­щая дать им чи­ны, вы­со­кие по­сты и мно­го де­нег. О вла­ды­ка все­лен­ной, дабы Непо­ти­ан, Урс и Гер­пи­ли­он не смог­ли ис­пол­нить свой дерз­кий за­мы­сел, при­ка­жи немед­лен­но за­клю­чить их в тем­ни­цу.

Кон­стан­тин был воз­му­щен чер­ной небла­го­дар­но­стью обла­го­де­тель­ство­ван­ных им лю­дей. По до­но­су Аб­ла­бия он по­ве­лел тот­час схва­тить во­е­вод, за­ко­вать и бро­сить в тем­ни­цу, но не до­про­сил их, так как в те дни за­ни­мал­ся неот­лож­ны­ми го­судар­ствен­ны­ми де­ла­ми. Шло вре­мя. Пол­ко­вод­цы, то­мясь в тюрь­ме, недо­уме­ва­ли о при­чине сво­е­го аре­ста и все еще на­де­я­лись на спра­вед­ли­вое рас­сле­до­ва­ние. Но зло, слов­но ему ма­ло до­стиг­ну­то­го, до­вер­ша­ет на­ча­тое. Вра­ги стра­ти­ла­тов бо­я­лись, как бы ка­кая-ни­будь слу­чай­ность не об­на­ру­жи­ла ого­во­ра вер­ных Ва­силев­су во­и­нов и де­ло не обер­ну­лось про­тив них. Эти за­вист­ни­ки при­шли к Аб­ла­бию и по­тре­бо­ва­ли:

– Уго­во­ри им­пе­ра­то­ра по­ско­рее каз­нить Непо­ти­а­на, Ур­са и Гер­пи­ли­о­на. Нель­зя так дол­го остав­лять их жи­вы­ми.

Пре­фект за­пу­тал­ся в се­тях зла­то­лю­бия. За день­ги, ко­то­рые ему да­ли вра­ги стра­ти­ла­тов, пра­ви­тель дол­жен был до­бить­ся у им­пе­ра­то­ра каз­ни во­е­вод. Аб­ла­бию очень не хо­те­лось рас­ста­вать­ся с зо­ло­том. По­это­му он пред­стал пе­ред Мо­нар­хом как вест­ник несча­стья, с уны­лым ли­цом и скорб­ным взо­ром. Ли­це­мер­ный пра­ви­тель сде­лал вид, буд­то силь­но встре­во­жен но­вым из­ве­сти­ем о за­го­во­ре, ибо очень за­бо­тит­ся о жиз­ни го­су­да­ря и без­гра­нич­но пре­дан ему. Ста­ра­ясь вы­звать цар­ский гнев к непо­вин­ным лю­дям, Аб­ла­бий ска­зал:

– Вла­ды­ка, мы до сих пор оста­ви­ли в жи­вых пре­ступ­ни­ков, по­ку­сив­ших­ся на твою дер­жа­ву. Од­на­ко эти зло­деи да­же в тем­ни­це не от­ка­за­лись от сво­их за­мыс­лов; ни­кто из них не рас­ка­ял­ся. Бо­лее то­го, имея за­ступ­ни­ков на сво­бо­де, уз­ни­ки не пе­ре­ста­ют стро­ить коз­ни. По­ка Непо­ти­ан, Урс и Гер­пи­ли­он не упре­ди­ли нас и не разо­жгли но­вый мя­теж, по­ве­ли немед­лен­но каз­нить их.

Страш­ной ве­щью мо­жет ока­зать­ся неве­де­ние, ес­ли оно за­по­лу­чит се­бе в по­мощ­ни­ки кле­ве­ту. Так ко­вар­ный пра­ви­тель ввел в за­блуж­де­ние бо­го­лю­би­во­го им­пе­ра­то­ра Кон­стан­ти­на. Раз­гне­ван­ный са­мо­дер­жец по­ве­рил Аб­ла­бию. Он при­ка­зал без рас­сле­до­ва­ния и су­да от­сечь ме­чом го­ло­вы стра­ти­ла­там. По­сколь­ку был уже ве­чер, ис­пол­не­ние при­го­во­ра от­ло­жи­ли до утра. Пре­фект по­слал гон­ца из­ве­стить тю­рем­но­го смот­ри­те­ля Ила­ри­а­на о пред­сто­я­щей каз­ни и при­го­то­вить к ней трех уз­ни­ков.

Ила­ри­ан за вре­мя за­клю­че­ния пол­ко­вод­цев по­дру­жил­ся с ни­ми. Он ве­рил, что Непо­ти­ан, Урс и Гер­пи­ли­он неви­нов­ны, и со­об­ще­ние об их каз­ни по­верг­ло его в уны­ние.

– По­чтен­ные му­жи, – пе­чаль­но про­из­нес смот­ри­тель. – Луч­ше бы я не знал вас, не на­сла­ждал­ся при­ят­ны­ми бе­се­да­ми и тра­пе­за­ми с ва­ми. То­гда мне лег­че бы­ло бы пе­ре­не­сти несча­стье; скорбь так не омра­ча­ла бы мою ду­шу. На­станет утро, и мы на­все­гда рас­ста­нем­ся друг с дру­гом, ибо царь по­ве­лел вас каз­нить. По­ду­май­те, гос­по­да мои, уже не о соб­ствен­ном спа­се­нии, а о ва­ших на­след­ни­ках. Ес­ли хо­ти­те сде­лать ка­кие-ни­будь рас­по­ря­же­ния о сво­ем иму­ще­стве, то по­за­боть­тесь о нем те­перь. Ина­че смерть по­ме­ша­ет вам вы­ра­зить ва­шу во­лю.

Стра­ти­ла­ты не зна­ли за со­бой ни­ка­кой ви­ны пе­ред им­пе­ра­то­ром. Доб­лест­ные во­и­ны рас­счи­ты­ва­ли на спра­вед­ли­вое раз­би­ра­тель­ство их де­ла, и из­ве­стие о каз­ни без су­да и след­ствия по­верг­ло уз­ни­ков в от­ча­я­ние. Непо­ти­ан, Урс и Гер­пи­ли­он раз­ди­ра­ли свои одеж­ды, рва­ли на се­бе во­ло­сы, ры­да­ли и вос­кли­ца­ли:

– Ка­кой де­мон по­за­ви­до­вал нам? По­че­му мы долж­ны уме­реть без рас­сле­до­ва­ния и до­про­са, как зло­деи? За ка­кое де­я­ние нас хо­тят пре­дать смер­ти?

Се­туя и при­чи­тая, пол­ко­вод­цы при­зы­ва­ли в сви­де­те­ли их неви­нов­но­сти род­ствен­ни­ков, зна­ко­мых и Са­мо­го Бо­га. И ко­гда они об­ра­ти­лись к Все­мо­гу­ще­му Гос­по­ду, Ко­то­рый мо­жет лег­ко от­ме­нять неспра­вед­ли­вые при­го­во­ры, Непо­ти­ан вспом­нил, как ар­хи­епи­скоп Ни­ко­лай пред­ска­зал им пред­сто­я­щие ис­пы­та­ния. Те­перь во­и­ны по­ня­ли, по­че­му свя­той на про­ща­ние уве­ще­вал их и при­зы­вал в бе­де не ма­ло­ду­ше­ство­вать и не уны­вать, а твер­до на­де­ять­ся на Бо­га, ведь Гос­подь под­дер­жи­ва­ет всех па­да­ю­щих и вос­став­ля­ет всех низ­вер­жен­ных (Пс.144:14). Непо­ти­ан так­же на­пом­нил то­ва­ри­щам о за­ступ­ни­че­стве свя­ти­те­ля, спас­ше­го в Ми­рах трех го­ро­жан от смер­ти, и стал го­ря­чо со сле­за­ми мо­лить­ся:

– Бо­же Ни­ко­лая, из­ба­вив­ший его ру­кой трех му­жей от без­за­кон­ной каз­ни в Ли­кии, спа­си нас от горь­кой смер­ти. Пре­по­доб­ный Ни­ко­лай, хоть ты и да­ле­ко, но да при­бли­зит­ся мо­лит­ва на­ша к те­бе. Услышь нас и по­спе­ши за­щи­тить от же­сто­ко­го ого­во­ра, дабы мы, о, пре­слав­ный отец, мог­ли прий­ти и по­кло­нить­ся тво­ей свя­то­сти.

Мо­лит­ва Непо­ти­а­на во­оду­ше­ви­ла Ур­са и Гер­пи­ли­о­на, и они то­же ста­ли при­зы­вать Бо­га:

– Гос­по­ди, об­ра­ти ныне взор Свой на нас. Серд­ца на­ши то­мят­ся от ве­ли­кой скор­би. По­мо­ги нам, Бо­же, Спа­си­тель наш, ра­ди сла­вы име­ни Тво­е­го… Да при­дет пред ли­це Твое сте­на­ние уз­ни­ка; мо­гу­ще­ством мыш­цы Тво­ей со­хра­ни об­ре­чен­ных на смерть (Пс.78:9, 11). Зав­тра нас хо­тят умерт­вить. По­спе­ши же ско­рее на по­мощь и из­бавь непо­вин­ных от смер­ти.

Всю ночь во­е­во­ды усерд­но мо­ли­лись. Ка­ки­ми толь­ко жа­лоб­ны­ми ре­ча­ми не вос­поль­зу­ет­ся страж­ду­щая ду­ша, об­ра­ща­ясь к Бо­гу в на­деж­де на спа­се­ние! Ибо бли­зок Гос­подь ко всем при­зы­ва­ю­щим Его в ис­тине. Же­ла­ние бо­я­щих­ся Его он ис­пол­ня­ет, вопль их слы­шит и спа­са­ет (Пс.144:18-19). В ту же ночь Бог, по Сво­е­му бла­го­во­ле­нию к лю­дям, взы­ва­ю­щим к Нему от все­го серд­ца, по­слал на по­мощь стра­ти­ла­там со­стра­да­тель­ней­ше­го Ни­ко­лая.

Ве­ли­кий за­ступ­ник, бла­го­да­ря сво­е­му необы­чай­но­му че­ло­ве­ко­лю­бию и ми­ло­сер­дию, еще во вре­мя зем­ной жиз­ни по­лу­чил от Бо­га бла­го­дать, по­доб­но ан­ге­лам, несмот­ря ни на ка­кие рас­сто­я­ния и пре­гра­ды, мгно­вен­но при­хо­дить на по­мощь. Пре­чуд­ный Ни­ко­лай явил­ся во дво­рец к спя­ще­му им­пе­ра­то­ру и гроз­но про­из­нес:

– Кон­стан­тин, встань ско­рее и осво­бо­ди то­мя­щих­ся в тем­ни­це трех во­е­вод. Они окле­ве­та­ны пре­фек­том Аб­ла­би­ем, по­лу­чив­шим взят­ку, и неспра­вед­ли­во при­го­во­ре­ны то­бой к смер­ти. Ес­ли ты ослу­ша­ешь­ся ме­ня и не от­пу­стишь их, я разо­жгу про­тив те­бя вой­ну в Дирра­хии, ко­то­рая с недав­них пор за­мыш­ля­ет­ся в тех кра­ях, а те­ло твое от­дам пти­цам, устро­ив те­бе встре­чу с Ве­ли­ким Ца­рем Хри­стом. То­гда, на­учен­ный опы­том, ты пой­мешь, сколь хо­ро­шо по­ви­но­вать­ся, ес­ли по­ве­ле­ние ис­хо­дит от Бо­га.

Услы­шав эти сло­ва, им­пе­ра­тор проснул­ся и в ноч­ном су­мра­ке уви­дел пе­ред со­бой че­ло­ве­ка. Кон­стан­тин был по­ра­жен необыч­но­стью про­ис­хо­дя­ще­го и дерз­кой ре­чью го­стя:

Как сме­ешь ты при­ка­зы­вать мне? – вос­клик­нул го­су­дарь. – Кто ты и как про­ник в мой дво­рец но­чью?

– По­смот­ри на ме­ня. Я – Ни­ко­лай, ар­хи­епи­скоп Ли­кий­ской мит­ро­по­лии, – от­ве­тил чу­до­тво­рец и стал неви­дим.

За­тем свя­той явил­ся к пре­фек­ту, встал воз­ле его по­сте­ли и про­из­нес:

– Аб­ла­бий, ты по­те­рял рас­су­док. От­пу­сти из тем­ни­цы трех во­е­вод, ко­то­рых ты окле­ве­тал из-за сво­е­го зла­то­лю­бия. Знай, я об­ли­чу те­бя пе­ред Ве­ли­ким Ца­рем Хри­стом, ес­ли ты ослу­ша­ешь­ся ме­ня и про­льешь невин­ную кровь. Тя­же­лая неиз­ле­чи­мая бо­лезнь по­ра­зит твое те­ло, и оно станет пи­щей для чер­вей. Твой род ли­шит­ся до­ма и все­го иму­ще­ства, непра­вед­но при­об­ре­тен­но­го то­бой, и по­гибнет злой смер­тью.

Пре­фект спро­сил у че­ло­ве­ка, так сме­ло го­во­рив­ше­го с ним, кто он. Как и у Кон­стан­ти­на, Ни­ко­лай на­звал­ся ар­хи­епи­ско­пом Мир­ли­кий­ским и стал неви­дим.

Утром им­пе­ра­тор по­слал про­то­кур­со­ра при­ве­сти к нему Аб­ла­бия. Ноч­ное яв­ле­ние оза­да­чи­ло са­мо­держ­ца. Бла­го­ра­зум­ный го­су­дарь хо­тел ско­рее по­со­ве­то­вать­ся со сво­им са­нов­ни­ком, что бы оно мог­ло озна­чать. По пу­ти про­то­кур­сор встре­тил Аб­ла­бия. Пре­фект так­же спе­шил по­ве­дать мо­нар­ху о ноч­ной встре­че. Он был на­пу­ган, недо­уме­вал, как ему по­сту­пить, и по­это­му от­пра­вил­ся во дво­рец.

Им­пе­ра­тор со­об­щил пре­фек­ту, как но­чью его вне­зап­но раз­бу­дил свя­ти­тель Ни­ко­лай и, угро­жая ка­ра­ми, по­тре­бо­вал от­ме­ны неспра­вед­ли­во­го при­го­во­ра над окле­ве­тан­ны­ми стра­ти­ла­та­ми. Аб­ла­бий рас­ска­зал Кон­стан­ти­ну о по­доб­ном яв­ле­нии к нему ар­хи­епи­ско­па Мир­ли­кий­ско­го. Это сов­па­де­ние силь­но уди­ви­ло мо­нар­ха. Го­су­дарь по­ве­лел немед­лен­но при­ве­сти трех во­е­вод из тем­ни­цы и, ко­гда они пред­ста­ли пе­ред се­на­том, про­из­нес:

– Ка­ки­ми ухищ­ре­ни­я­ми вы за­ста­ви­ли свя­то­го му­жа вне­зап­но явить­ся к нам во дво­рец? Он гроз­но при­ка­зал от­пу­стить вас на сво­бо­ду, а в про­тив­ном слу­чае обе­щал под­нять про­тив ме­ня ги­бель­ный меж­до­усоб­ный мя­теж. Ска­жи­те, поль­зу­ясь ка­ким кол­дов­ством, ка­ким волх­во­ва­ни­ем, вы устро­и­ли мне и пре­фек­ту оди­на­ко­вые ви­де­ния?

Во­е­во­ды, ни­че­го не знав­шие о яв­ле­нии Ни­ко­лая, с ис­крен­ним недо­уме­ни­ем смот­ре­ли на им­пе­ра­то­ра. Кон­стан­тин за­ме­тил это, смяг­чил­ся и ска­зал:

– Не бой­тесь и по­ве­дай­те нам ис­ти­ну.

Стра­ти­ла­ты со сле­за­ми от­ве­ча­ли:

– Го­су­дарь, мы не обу­че­ны волх­во­ва­ни­ям и ни­ко­гда не за­мыш­ля­ли ни­ка­ко­го зла про­тив дер­жа­вы и тво­е­го ве­ли­че­ства, да бу­дет сви­де­те­лем в этом Сам Все­ви­дя­щий Бог. Ес­ли же об­на­ру­жит­ся, что мы об­ма­ны­ва­ем те­бя и ви­нов­ны, то пусть не бу­дет ни нам, ни ро­ду на­ше­му ни­ка­кой по­ща­ды и снис­хож­де­ния.

От­цы за­ве­ща­ли нам, о, са­мо­дер­жец, чтить им­пе­ра­то­ра и вы­ше все­го ста­вить вер­ность ему, а лю­дей, на­ру­ша­ю­щих это пра­ви­ло, стро­го на­ка­зы­вать и об­хо­дить­ся с ни­ми как с вра­га­ми. Мы за­бо­ти­лись о тво­ей без­опас­но­сти, не ща­дя сво­ей жиз­ни. Вся­кий раз, ко­гда ру­ка непри­я­те­ля гро­зи­ла тво­е­му ве­ли­че­ству и вре­мя тре­бо­ва­ло доб­лест­ных лю­дей, ты вы­би­рал нас и по­ру­чал от­ра­жать про­тив­ни­ка. Мы охот­но по­ви­но­ва­лись цар­ско­му при­ка­зу, про­яв­ляя му­же­ство и храб­рость. Это под­твер­дят все. Од­на­ко нас окле­ве­та­ли, и те­перь вме­сто сла­вы и щед­ро­го воз­на­граж­де­ния от го­су­да­ре­вой дес­ни­цы за на­шу пре­дан­ность мы ждем, как ты ви­дишь, са­мо­го страш­но­го на­ка­за­ния. Как, о, солн­це, как, о, спра­вед­ли­вость, ты мо­жешь спо­кой­но взи­рать на та­кое зло!

Им­пе­ра­тор был по­тря­сен. И востре­пе­тал он пе­ред су­дом Бо­жьим и усты­дил­ся сво­ей цар­ской баг­ря­ни­цы, ибо, бу­дучи для дру­гих за­ко­но­да­те­лем, го­тов был свер­шить непра­вед­ный суд. Лас­ко­во и снис­хо­ди­тель­но за­го­во­рил Кон­стан­тин с его вер­ны­ми слу­га­ми Непо­ти­а­ном, Ур­сом и Гер­пи­ли­о­ном и спро­сил:

– Зна­е­те ли вы Мир­ли­кий­ско­го ар­хи­епи­ско­па Ни­ко­лая?

Ко­гда мо­нарх про­из­нес имя свя­ти­те­ля, во­е­во­ды по­ня­ли, что ве­ли­кий за­ступ­ник услы­шал их мо­лит­вен­ные при­зы­ва­ния и явил­ся но­чью к Кон­стан­ти­ну и Аб­ла­бию. Не ута­и­вая сво­их чувств и на­дежд, они гром­ко вос­клик­ну­ли:

– Бог Ни­ко­лая, спас­ший трех невин­ных му­жей от смер­ти, из­бавь и нас от неспра­вед­ли­вой каз­ни!

За­тем Непо­ти­ан по­ве­дал о встре­че с Ли­кий­ским ар­хи­епи­ско­пом в ан­дри­ак­ской га­ва­ни. Он из­ло­жил ав­гу­стей­шей осо­бе все по по­ряд­ку и, за­вер­шая рас­сказ, про­из­нес:

– Вла­ды­ка са­мо­дер­жец, Ни­ко­лай – че­ло­век Бо­жий, про­слав­лен­ный уди­ви­тель­ны­ми де­я­ни­я­ми. Он ве­дет ан­гель­скую жизнь и со­вер­шил мно­го ве­ли­ких чу­дес. Мы бы­ли сви­де­те­ля­ми то­го, как этот доб­рый пас­тырь по­спе­шил в Ми­ры и оста­но­вил казнь трех невин­но осуж­ден­ных по ого­во­ру му­жей. Ныне мы, ока­зав­шись в та­кой же бе­де, мо­лит­вен­но при­зва­ли его и по­про­си­ли за­сту­пить­ся за нас пе­ред че­ло­ве­ко­лю­би­вым Бо­гом.

Кон­стан­тин бла­го­го­вей­но по­чи­тал свя­тых угод­ни­ков. Он по­нял, по­че­му Ни­ко­лай явил­ся но­чью к нему во дво­рец и по­тре­бо­вал от­пу­стить во­е­вод на сво­бо­ду. Им­пе­ра­тор при­ка­зал снять око­вы с Непо­ти­а­на, Ур­са и Гер­пи­ли­о­на и на­деть на них по­я­са стра­ти­ла­тов выс­ше­го ран­га.

– Не я да­рую вам жизнь, – про­из­нес са­мо­дер­жец, – но Бог и Ни­ко­лай, ко­то­ро­го вы при­зы­ва­ли на по­мощь. Остри­ги­те во­ло­сы, ко­то­рые от­рос­ли у вас в тем­ни­це, и от­прав­ляй­тесь в Ли­кию по­бла­го­да­рить ва­ше­го осво­бо­ди­те­ля. Ска­жи­те ему, что я ис­пол­нил его по­ве­ле­ние, да не гне­ва­ет­ся на ме­ня угод­ник Хри­стов. Пусть он мо­лит­ся за мое цар­ство и за мир во все­лен­ной.

Го­су­дарь вру­чил во­е­во­дам Еван­ге­лие в зо­ло­том окла­де, укра­шен­ное дра­го­цен­ны­ми кам­ня­ми и жем­чу­гом, по­тир и два све­тиль­ни­ка, из­го­тов­лен­ные из зо­ло­та, по­велев все это вме­сте с пись­мом пе­ре­дать ар­хи­епи­ско­пу Ни­ко­лаю.

Непо­ти­ан, Урс и Гер­пи­ли­он вско­ре от­пра­ви­лись в путь. В Ми­рах они яви­лись к свя­ти­те­лю и со сле­за­ми бла­го­дар­но­сти при­па­ли к его но­гам.

– Что вы де­ла­е­те, ча­да? Встань­те и воз­бла­го­да­ри­те Бо­га. Гос­подь все­гда по­мо­га­ет лю­дям, на­де­ю­щим­ся на Него, – вос­клик­нул ар­хи­ерей и под­нял во­и­нов с зем­ли.

Стра­ти­ла­ты пе­ре­да­ли вла­ды­ке пись­мо и дра­го­цен­ные да­ры им­пе­ра­то­ра для его хра­ма. Пол­ко­вод­цы рас­ска­за­ли всем о чу­дес­ном пред­ста­тель­стве за них ми­ло­сти­во­го за­ступ­ни­ка Ни­ко­лая, спас­ше­го им жизнь, и по­ло­жи­ли к но­гам свя­то­го де­вять ты­сяч зо­ло­тых монет для раз­да­чи бед­ным. Пре­по­доб­ный отец со­тво­рил мо­лит­ву и при­гла­сил во­и­нов на тра­пе­зу.

По­ка стра­ти­ла­ты на­хо­ди­лись в Ми­рах, учи­тель Бо­же­ствен­ных ве­ле­ний еже­днев­но на­став­лял их и утвер­ждал в ве­ре в Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста. Он уве­ще­вал во­е­на­чаль­ни­ков впредь не стра­шить­ся ис­ку­ше­ний, не бо­ять­ся привре­мен­ной смер­ти и го­во­рил:

– Зо­ло­то ис­пы­ты­ва­ет­ся ог­нем, а серд­ца вер­ных – во вре­мя ис­ку­ше­ний. По­это­му не бой­тесь, но непре­стан­но воз­во­ди­те ва­ши мыс­лен­ные очи к Бо­гу, и Гос­подь спа­сет вас.

Це­лый ме­сяц про­ве­ли стра­ти­ла­ты у ве­ли­ко­го стар­ца, а ко­гда на­ста­ло вре­мя от­прав­лять­ся до­мой, во­и­ны, по­лу­чив его на­пут­ствие и бла­го­сло­ве­ние, бла­го­по­луч­но вер­ну­лись в Кон­стан­ти­но­поль с пись­ма­ми ар­хи­епи­ско­па к им­пе­ра­то­ру.

С это­го вре­ме­ни мо­нарх с лю­бо­вью и ве­ли­ким по­че­том при­ни­мал во­е­вод во двор­це. Пре­дан­ней­шим об­ра­зом слу­жи­ли Непо­ти­ан, Урс и Гер­пи­ли­он ца­рю, и вра­ги уже не мог­ли най­ти ни­ка­ко­го пред­ло­га, чтобы их опо­ро­чить.

На­до ли го­во­рить о том, с ка­ким бла­го­го­ве­ни­ем от­но­си­лись стра­ти­ла­ты к ду­хо­нос­но­му от­цу. И на сле­ду­ю­щий год дви­жи­мые лю­бо­вью к сво­е­му спа­си­те­лю во­е­во­ды сно­ва от­пра­ви­лись в Ми­ры. Узнав, что их доб­рый на­став­ник по­чил и пре­бы­ва­ет с Гос­по­дом, они дол­го со сле­за­ми мо­ли­лись в со­бо­ре у чест­ных мо­щей свя­то­го и спо­до­би­лись его ви­де­ния. Непо­ти­ан, Урс и Гер­пи­ли­он по­чти­ли Ни­ко­лая, со­ору­див пор­тик от хра­ма до го­ро­да про­тя­жен­но­стью в од­ну ми­лю, а сле­ва и спра­ва от него по­стро­и­ли жи­ли­ща для цер­ков­ных ни­щих.

По­сле спа­се­ния стра­ти­ла­тов сла­ва пре­див­но­го чу­до­твор­ца и ско­ро­го за­ступ­ни­ка уже ни­ко­гда не остав­ля­ла Ни­ко­лая. Кры­ла­тая мол­ва о Мир­ли­кий­ском ар­хи­ерее про­нес­лась по вол­нам через мо­ря, и не оста­лось в под­лун­ном ми­ре та­ко­го ме­ста, где бы не зна­ли о бла­го­де­я­ни­ях свя­то­го. Го­тов­ность на­де­лен­но­го все­ми да­ра­ми Бо­жьи­ми иерар­ха спа­сти каж­до­го че­ло­ве­ка, ока­зав­ше­го­ся в бе­де, бы­ла так ве­ли­ка, что он по­мо­гал да­же тем лю­дям, ко­то­рые ни­ко­гда не ви­де­ли Ни­ко­лая, но с ве­рой при­зы­ва­ли его! По­ве­да­ем еще об од­ном из мно­го­чис­лен­ных при­ме­ров по­мо­щи зна­ме­ни­то­го чу­до­твор­ца. Это де­я­ние свя­ти­тель со­вер­шил в кон­це сво­е­го зем­но­го пу­ти.

Ко­рабль, плыв­ший по Сре­ди­зем­но­му мо­рю, вне­зап­но по­пал в страш­ный шторм. Гро­мад­ные вол­ны гро­зи­ли вот-вот по­то­пить суд­но. Лю­ди по­те­ря­ли вся­кую на­деж­ду – ги­бель ка­за­лась им неот­вра­ти­мой. Вос­ста­ет бур­ный ве­тер и вы­со­ко под­ни­ма­ет вол­ны, [ко­то­рые] вос­хо­дят до небес, нис­хо­дят до без­дны; ду­ша [че­ло­ве­ка] ис­та­и­ва­ет в бед­ствии (Пс.106:25-26). В столь ре­ши­тель­ную ми­ну­ту мо­ря­кам при­шла спа­си­тель­ная мысль об­ра­тить­ся с мо­лит­вой к свя­то­му Ни­ко­лаю, ко­то­ро­го ни­кто из них ни­ко­гда не ви­дел, но все слы­ша­ли, что Мир­ли­кий­ский ар­хи­епи­скоп яв­ля­ет­ся ско­рым по­мощ­ни­ком в бе­дах. Ко­ра­бель­щи­ки ста­ли взы­вать к ми­ло­сти­во­му Ни­ко­лаю, и на­деж­да на Бо­жье­го угод­ни­ка не об­ма­ну­ла их. Свя­ти­тель, слов­но ан­гел, тот­час по­явил­ся на кор­ме суд­на и про­из­нес:

– Вы зва­ли ме­ня, и я при­шел из­ба­вить вас от смер­ти.

Обод­рив эки­паж, под­ра­жа­тель Хри­ста Ни­ко­лай усми­рил мо­ре, как неко­гда сде­лал это Сам Спа­си­тель. И ис­пол­ни­лось сло­во Гос­по­да: Ве­ру­ю­щий в Ме­ня, де­ла, ко­то­рые тво­рю Я, и он со­тво­рит (Ин.14:12). Во­ис­ти­ну, вер­ный слу­га Бо­жий по­веле­вал мо­рем и вет­ром, и они бы­ли ему по­слуш­ны. Гос­подь пре­вра­ща­ет бу­рю в ти­ши­ну, и вол­ны умол­ка­ют. И ве­се­лят­ся, что они утих­ли, и Он при­во­дит их [лю­дей] к же­лан­ной при­ста­ни (Пс.106:29-30).

При лег­ком по­пут­ном вет­ре свя­той на­пра­вил суд­но к бе­ре­гу и стал неви­дим. Жи­вы­ми и невре­ди­мы­ми мо­ря­ки при­бы­ли в Ми­ры. В го­ро­де ко­ра­бель­щи­ки по­шли в со­бор­ную цер­ковь, чтобы най­ти сво­е­го бла­го­де­те­ля и по­кло­нить­ся ему.

В это вре­мя Ни­ко­лай на­хо­дил­ся в хра­ме сре­ди кли­ри­ков. Мо­ре­пла­ва­те­ли сра­зу узна­ли доб­ро­го пас­ты­ря и при­па­ли к его но­гам. Они рас­ска­за­ли со­брав­шим­ся в церк­ви лю­дям о том, как свя­ти­тель по пер­во­му их зо­ву чу­дес­ным об­ра­зом явил­ся во вре­мя бу­ри на то­ну­щий ко­рабль и из­ба­вил всех от неми­ну­е­мой смер­ти в мор­ской пу­чине.

Но ве­ли­кий за­ступ­ник не толь­ко со­хра­нил ко­ра­бель­щи­кам жизнь, он про­явил рев­ност­ное по­пе­че­ние о спа­се­нии их душ. Про­зор­ли­вый ста­рец уви­дел уко­ре­нив­шу­ю­ся в мо­ря­ках по­роч­ность. При­выч­ка к раз­вра­ту, ко­ры­сто­лю­би­вый нрав и неспра­вед­ли­вость к лю­дям тре­бо­ва­ли вра­че­ва­ния, как тяж­кие бо­лез­ни.

– Бра­тья, умо­ляю вас, по­раз­мыс­ли­те и ис­правь­те свою жизнь, об­ра­ти­те ва­ши серд­ца и мыс­ли на путь, угод­ный Бо­гу, – стал уве­ще­вать мо­ре­пла­ва­те­лей слав­ный учи­тель це­ло­муд­рия и воз­дер­жа­ния Ни­ко­лай. – Мож­но скрыть свои гре­хи от лю­дей и да­же слыть за пра­вед­ни­ков, но от Бо­га ни­че­го нель­зя ута­ить. В Свя­щен­ном Пи­са­нии ска­за­но: Че­ло­век смот­рит на ли­цо, а Гос­подь смот­рит на серд­це (1Цар.16:7). Тво­ри­те доб­рые де­ла и со­хра­няй­те чи­сто­ту ду­ши и те­ла. Раз­ве не зна­е­те, что вы храм Бо­жий, и Дух Бо­жий жи­вет в вас? Ес­ли кто ра­зо­рит храм Бо­жий, то­го по­ка­ра­ет Бог: ибо храм Бо­жий свят; а этот храм – вы (1Кор.3:16-17). Жи­ви­те бла­го­че­сти­во, и Гос­подь бу­дет ва­шей на­деж­ной кре­по­стью во всех ис­пы­та­ни­ях.

О по­лез­ное и пре­крас­ное про­мыш­ле­ние о че­ло­ве­че­ских ду­шах усерд­но­го хра­ни­те­ля чи­сто­ты Ни­ко­лая! С ка­кой го­тов­но­стью от­кли­кал­ся свя­тей­ший епи­скоп на при­зы­вы гиб­ну­щих лю­дей и как сво­ей бла­го­де­тель­ной ру­кой не толь­ко спа­сал их от ме­ча или мор­ской сти­хии, но и из­вле­кал из по­ги­бель­ной пу­чи­ны гре­ха!

Каж­дый, кто встре­чал до­сто­чуд­но­го иерар­ха, ед­ва взгля­нув на него, ста­но­вил­ся луч­ше, а ду­ша че­ло­ве­ка, отя­го­щен­но­го стра­да­ни­я­ми или пе­ча­лью, об­ре­та­ла уте­ше­ние. Ес­ли же ино­вер­цам слу­ча­лось уви­деть свя­ти­те­ля Ни­ко­лая, то и они всту­па­ли на путь спа­се­ния.

За­вер­шая по­вест­во­ва­ние о жи­тии ар­хи­епи­ско­па Ни­ко­лая, по­ве­да­ем о его бла­жен­ной кон­чине.

Пре­див­ный угод­ник Хри­стов до­жил до глу­бо­кой ста­ро­сти. Но при­шло вре­мя, ко­гда и он по­сле непро­дол­жи­тель­ной бо­лез­ни дол­жен был под­чи­нить­ся об­ще­му за­ко­ну есте­ства. Свя­ти­тель с мо­лит­вой на устах, мир­но ото­шел в со­про­вож­де­нии небес­ных ан­ге­лов в веч­ную жизнь ко Гос­по­ду. На его по­гре­бе­ние в Ми­ры из всех го­ро­дов Ли­кий­ской об­ла­сти со­бра­лись епи­ско­пы, кли­ри­ки, ино­ки и мно­же­ство на­ро­да. Чест­ное те­ло пра­вед­но­го иерар­ха бы­ло по­ло­же­но в по­стро­ен­ной им со­бор­ной церк­ви. От свя­тых мо­щей угод­ни­ка Бо­жье­го со­вер­ша­лось мно­же­ство чу­дес. Они ис­то­ча­ли бла­го­вон­ное мно­го­це­леб­ное ми­ро, ко­то­рым по­ма­зы­ва­лись боль­ные и по­лу­ча­ли ис­це­ле­ние от те­лес­ных и ду­шев­ных неду­гов.

Мы рас­ска­за­ли чи­та­те­лю о зем­ной жиз­ни Мир­ли­кий­ско­го ар­хи­епи­ско­па Ни­ко­лая, обо всех его де­я­ни­ях и чу­до­тво­ре­ни­ях, ко­то­рые, по во­ле Бо­жьей, до­шли до нас через тол­щу ве­ков для на­шей поль­зы и спа­се­ния.

Ска­зан­но­го до­ста­точ­но, чтобы по­стичь, сколь ве­ли­кой си­лой Гос­подь на­де­лил Сво­е­го из­бран­ни­ка. Мно­гие свя­тые пре­тер­пе­ли му­че­ния и от­да­ли жизнь за Хри­ста, зная, что их ожи­да­ет слав­ная на­гра­да на небе­сах. Но му­же­ствен­ный бо­го­под­ра­жа­тель Ни­ко­лай го­тов был по­стра­дать не толь­ко за свой удел в рай­ском са­ду. Сле­дуя за­ве­ту Хри­ста: пас­тырь доб­рый по­ла­га­ет жизнь свою за овец (Ин.1011), он дерз­но­вен­но, рискуя жиз­нью, за­щи­щал пе­ред силь­ны­ми ми­ра се­го всех при­зы­вав­ших его в бе­де лю­дей, дабы оза­рить их Бо­же­ствен­ным све­том Еван­гель­ско­го си­я­ния и сво­им при­ме­ром каж­до­го при­ве­сти к веч­ной жиз­ни.

По­да­ю­щий нетлен­ное бо­гат­ство Ни­ко­лай по ми­ло­сти Бо­жьей не оста­вил нас и по­ныне. Об­ра­ща­ют­ся ли к его иконе, по­ми­на­ют ли в мо­лит­ве, про­сто ли при­зы­ва­ют – свя­той вез­де успе­ва­ет, вы­ру­чая лю­дей, по­пав­ших в бе­ду, из­бав­ляя их от бо­лез­ней и на­па­стей. Он всю­ду чу­до­тво­рит, чтобы всех об­ра­ща­ю­щих­ся к нему спа­сти.

Сла­ва ве­ли­ко­му ми­ло­сер­дию, че­ло­ве­ко­лю­бию и дерз­но­вен­но­му за­ступ­ни­че­ству пе­ред Бо­гом свя­ти­те­ля Хри­сто­ва Ни­ко­лая. Да про­сла­вит­ся в нем Три­еди­ный Бог – Отец, Сын и Свя­той Дух, и да вос­хва­лит­ся Его Пре­бла­го­сло­вен­ное Имя во ве­ки ве­ков. Аминь.

Ав­то­ры тек­ста жи­тия : А.В. Бу­га­ев­ский и ар­хим. Вла­ди­мир (Зо­рин).

Преподобный Са́вва Освященный, Муталаскский, игумен

ДНИ ПАМЯТИ: 18 декабря

ЖИТИЕ

Пре­по­доб­ный Сав­ва Освя­щен­ный ро­дил­ся в V ве­ке в Кап­па­до­кии, в бла­го­че­сти­вой хри­сти­ан­ской се­мье Иоан­на и Со­фии. Его отец был во­е­на­чаль­ни­ком. Уехав по де­лам служ­бы в Алек­сан­дрию, он взял с со­бой же­ну, а пя­ти­лет­не­го сы­на оста­вил на по­пе­че­ние дя­ди. Ко­гда маль­чи­ку шел вось­мой год, он по­сту­пил в на­хо­див­ший­ся по­бли­зо­сти мо­на­стырь свя­той Фла­виа­ны. Ода­рен­ный ре­бе­нок ско­ро на­учил­ся чи­тать и хо­ро­шо изу­чил Свя­щен­ное Пи­са­ние. На­прас­но ро­ди­те­ли уго­ва­ри­ва­ли свя­то­го Сав­ву вер­нуть­ся в мир и всту­пить в брак.

В 17 лет он при­нял мо­на­ше­ский по­стриг и так пре­успел в по­сте и мо­лит­вах, что был удо­сто­ен да­ра чу­до­тво­ре­ний. Про­ве­дя де­сять лет в оби­те­ли Фла­виа­ны, пре­по­доб­ный от­пра­вил­ся в Иеру­са­лим, а от­ту­да в оби­тель пре­по­доб­но­го Ев­фи­мия Ве­ли­ко­го. Но пре­по­доб­ный Ев­фи­мий (па­мять 20 ян­ва­ря) на­пра­вил свя­то­го Сав­ву к ав­ве Фео­к­ти­сту, на­сто­я­те­лю близ­ле­жа­ще­го мо­на­сты­ря со стро­гим об­ще­жи­тель­ным уста­вом. В той оби­те­ли про­был пре­по­доб­ный Сав­ва по­слуш­ни­ком до 30-лет­не­го воз­рас­та.

По­сле смер­ти стар­ца Фео­к­ти­ста его пре­ем­ник бла­го­сло­вил пре­по­доб­но­го Сав­ву за­тво­рить­ся в пе­ще­ре: лишь в суб­бо­ту свя­той по­ки­дал за­твор и при­хо­дил в оби­тель, участ­во­вал в бо­го­слу­же­нии и при­ни­мал пи­щу. Через неко­то­рое вре­мя пре­по­доб­но­му раз­ре­ши­ли со­всем не остав­лять за­тво­ра, и свя­той Сав­ва под­ви­зал­ся в пе­ще­ре в те­че­ние 5 лет.

Пре­по­доб­ный Ев­фи­мий вни­ма­тель­но сле­дил за жиз­нью юно­го ино­ка и, ви­дя, как он ду­хов­но воз­рос, стал брать его с со­бой в пу­сты­ню Рув (у Мерт­во­го мо­ря). Они вы­хо­ди­ли 14 ян­ва­ря и пре­бы­ва­ли в ней до Неде­ли ва­ий. Пре­по­доб­ный Ев­фи­мий на­зы­вал свя­то­го Сав­ву от­ро­ком-стар­цем и за­бот­ли­во вос­пи­ты­вал его в выс­ших ино­че­ских доб­ро­де­те­лях.

Ко­гда пре­по­доб­ный Ев­фи­мий ото­шел ко Гос­по­ду († 473), свя­той Сав­ва ушел из Лав­ры и по­се­лил­ся в пе­ще­ре близ оби­те­ли пре­по­доб­но­го Ге­ра­си­ма Иор­дан­ско­го († 475; па­мять 4 мар­та) Через несколь­ко лет к пре­по­доб­но­му Сав­ве ста­ли со­би­рать­ся уче­ни­ки – все, кто хо­тел ино­че­ской жиз­ни. Так воз­ник­ла Ве­ли­кая Лав­ра. По ука­за­нию свы­ше (через ог­нен­ный столп) ино­ки устро­и­ли в пе­ще­ре цер­ковь.

Пре­по­доб­ный Сав­ва ос­но­вал еще несколь­ко оби­те­лей. Мно­гие чу­де­са бы­ли яв­ле­ны по мо­лит­вам пре­по­доб­но­го Сав­вы: сре­ди Лав­ры за­бил ис­точ­ник, во вре­мя за­су­хи про­лил­ся обиль­ный дождь, про­ис­хо­ди­ли ис­це­ле­ния боль­ных и бес­но­ва­тых. Пре­по­доб­ный Сав­ва на­пи­сал пер­вый устав цер­ков­ных служб, так на­зы­ва­е­мый «Иеру­са­лим­ский», при­ня­тый все­ми Па­ле­стин­ски­ми мо­на­сты­ря­ми. Свя­той мир­но пре­ста­вил­ся к Бо­гу в 532 го­ду.

МОЛИТВЫ

Тропарь преподобному Савве Освященному

глас 8

Слез твои́х тече́ньми пусты́ни безпло́дное возде́лал еси́,/ и и́же из глубины́ воздыха́ньми во сто трудо́в уплодоноси́л еси́,/ и был еси́ свети́льник вселе́нней, сия́я чудесы́, Са́вво о́тче наш,// моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

Кондак преподобному Савве Освященному

глас 8

Я́ко от младе́нства Бо́гу же́ртва непоро́чная/ прине́слся еси́ доброде́телию, Са́вво блаже́нне,/ садоде́латель быв благоче́стия./ Те́мже был еси́ преподо́бных удобре́ние,/ граждани́н же пусты́нный достохва́лен./ Те́мже зове́м ти:// ра́дуйся, Са́вво пребога́те.

Молитва преподобному Савве Освященному

О, преди́вный и всехва́льный уго́дниче Бо́жий, преподо́бне о́тче Са́вво! Днесь (во святе́м хра́ме твое́м) благогове́йно предстоя́ще пред свято́ю ико́ною твое́ю и ра́достно соверша́юще пресве́тлую па́мять твою́, ублажа́ем тя засту́пника на́шего. Почита́юще же твое́ ве́лие дерзнове́ние пред Го́сподом, смире́нно мо́лим тя, преблаже́нне приими́ ми́лостивно от нас хвале́бное пе́ние сие́, от любве́ и усе́рдия тебе́ приноси́мое. И, я́ко име́яй ве́лие дерзнове́ние ко Го́споду, потщи́ся Богоприя́тным твои́м хода́тайством испроси́ти у Царя́ ца́рствующих и Го́спода госпо́дствующих, я́ко да проба́вит вели́кия и бога́тыя ми́лости Своя́ на нас гре́шных, да пода́ст нам дух пра́выя ве́ры, дух ве́дения и любве́, дух ми́ра и ра́дости о Ду́се Свя́те, да изба́вит от бед и напа́стей, да низпослет вся поле́зная ко спасе́нию душ на́ших. Всем же правосла́вным да низпослет мир, тишину́, безмяте́жие, усе́рдие ко исполне́нию за́поведей Его́, изоби́лие плодо́в земны́х; да изба́вит всю Росси́йскую страну́ от гла́да, тру́са, пото́па, огня́, меча́, наше́ствия иноплеме́нных и междоусо́бныя бра́ни, смертоно́сныя я́звы и от вся́каго зла. Ей, уго́дниче Бо́жий! Не пре́зри моле́ний на́ших, но услы́ши нас моля́щихся тебе́, и под кро́вом заступле́ния твоего́ сохрани́ нас (и оби́тель сию́) ненаве́тны от враго́в ви́димых и неви́димых, да сподо́бимся сконча́ти житие́ на́ше в покая́нии и восприи́мем ве́чная блага́я во ца́рствии Христа́ Бо́га на́шего, иде́же восхва́лим с тобо́ю и все́ми святы́ми достопокланя́емое и́мя Пресвяты́я Тро́ицы, Отца́, и Сы́на, и Свята́го Ду́ха, во ве́ки веко́в. Ами́нь.

МЫСЛИ СВТ. ФЕОФАНА ЗАТВОРНИКА

(Флп.1:27–2:4Лк.6:17–23)

Ублажает Господь нищих, алчущих, плачущих, поносимых, под тем условием, если все это Сына Человеческого ради; ублажается, значит, жизнь, окруженная всякого рода нуждами и лишениями. Утехи, довольство, почет, по слову сему, не представляют собою блага; да оно так и есть. Но пока в них почивает человек, он не сознает того. Только когда высвободится из обаяния их – видит, что они не представители блага, а только призраки его. 

Душа не может обойтись без утешений, но они не в чувственном; не может обойтись без сокровищ, но они не в золоте и серебре, не в пышных домах и одеждах, не в этой полноте внешней; не может обойтись без чести, но она не в раболепных поклонах людских. Есть иные утехи, иное довольство, иной почет, – духовные, душе сродные. Кто их найдет, тот не захочет внешних; да не только не захочет, а презрит и возненавидит их ради того, что они заграждают духовные, не дают видеть их, держат душу в омрачении, опьянении, в призраках. Оттого такие вседушно предпочитают нищету, прискорб­ность и безвестность, чувствуя себя хорошо среди них, как в безопасной какой-нибудь ограде от обаяния прелестями мира. Как же быть тем, к кому все это идет само собою? Быть в отношении ко всему тому, по слову Св. апостола, как не имеющий ничего.

ПРИТЧА ДНЯ

Притча от аввы Иоанна Колова.
В некотором городе была красавица-блудница, имевшая много любовников. Князь сделал ей предложение: «Обещайся жить целомудренно, и я согласен, чтоб ты была моею супругою». Она обещалась. Князь женился на ней и взял ее в свой дом. Узнав об этом, прежние любовники ее совещались между собою так: такой-то князь женился на ней и взял ее в свой дом. Если мы пойдем прямо в дом, то князь подвергнет нас пытке.
Вот что сделаем: пойдем сзади дома и свистнем ей. Она узнает наш свист и выйдет к нам: тогда уже мы не будем виноваты. Так и сделали. Но она, услышав свист, заткнула уши, убежала во внутреннюю комнату и заперла за собою двери.

Авва объяснял притчу так: «Блудница – душа; ее любовники – страсти; князь – Христос; внутренняя комната – вечная обитель; свистящие любовники – демоны.
Если душа будет постоянно прибегать к Богу, то демоны и страсти, убоявшись, удалятся от нее».

свт. Игнатий (Брянчанинов). «Отечник»

Великомученица Варва́ра Илиопольская и мученица Иулиа́ния Илиопольская

ДНИ ПАМЯТИ: 17 декабря

ЖИТИЯ

Свя­тая ве­ли­ко­му­че­ни­ца Вар­ва­ра ро­ди­лась в г. Илио­по­ле (ны­неш­ней Си­рии) при им­пе­ра­то­ре Мак­си­мине (305–311 гг.) в знат­ной язы­че­ской се­мье. Отец Вар­ва­ры Ди­о­скор, ра­но ли­шив­шись сво­ей су­пру­ги, был страст­но при­вя­зан к сво­ей един­ствен­ной до­че­ри. Чтобы убе­речь кра­си­вую де­вуш­ку от по­сто­рон­них взо­ров и вме­сте с тем ли­шить ее об­ще­ния с хри­сти­а­на­ми, он по­стро­ил для до­че­ри спе­ци­аль­ный за­мок, от­ку­да она вы­хо­ди­ла толь­ко с раз­ре­ше­ния от­ца (кондак 2). Со­зер­цая с вы­со­ты баш­ни кра­со­ту Бо­жи­его ми­ра, Вар­ва­ра ча­сто ис­пы­ты­ва­ла же­ла­ние узнать его ис­тин­но­го Твор­ца. Ко­гда при­став­лен­ные к ней вос­пи­та­тель­ни­цы го­во­ри­ли, что мир со­здан бо­га­ми, ко­то­рых по­чи­та­ет ее отец, то она мыс­лен­но го­во­ри­ла: «Бо­ги, ко­то­рых по­чи­та­ет мой отец, сде­ла­ны ру­ка­ми че­ло­ве­че­ски­ми. Как эти бо­ги мог­ли со­здать та­кое пре­свет­лое небо и та­кую кра­со­ту зем­ную? Един дол­жен быть та­кой Бог, Ко­то­ро­го со­зда­ла не ру­ка че­ло­ве­че­ская, но Сам Он, име­ю­щий соб­ствен­ное бы­тие». Так свя­тая Вар­ва­ра учи­лась от тво­ре­ний ви­ди­мо­го ми­ра по­зна­вать Твор­ца, и на ней сбы­ва­лись сло­ва про­ро­ка «По­учих­ся во всех де­лех тво­их, в тво­ре­нии ру­ку тво­ею по­учах­ся» (Пс.142:5) (икос 2).

Со вре­ме­нем к Ди­о­ско­ру все ча­ще ста­ли при­хо­дить бо­га­тые и знат­ные же­ни­хи, про­ся ру­ки его до­че­ри. Отец, дав­но меч­тав­ший о за­му­же­стве Вар­ва­ры, ре­шил за­ве­сти с ней раз­го­вор о бра­ке, но, к сво­е­му огор­че­нию, услы­шал от нее ре­ши­тель­ный от­каз ис­пол­нить его во­лю. Ди­о­скор ре­шил, что со вре­ме­нем на­стро­е­ние до­че­ри из­ме­нит­ся и у нее по­явит­ся склон­ность к за­му­же­ству. Для это­го он раз­ре­шил ей вы­хо­дить из баш­ни, на­де­ясь, что в об­ще­нии с по­дру­га­ми она уви­дит дру­гое от­но­ше­ние к за­му­же­ству.

Од­на­жды, ко­гда Ди­о­скор на­хо­дил­ся в дли­тель­ном пу­те­ше­ствии, Вар­ва­ра по­зна­ко­ми­лась с мест­ны­ми хри­сти­ан­ка­ми, ко­то­рые рас­ска­за­ли ей о Три­еди­ном Бо­ге, о неиз­ре­чен­ном Бо­же­стве Иису­са Хри­ста, о Его во­пло­ще­нии от Пре­чи­стой Де­вы и о Его воль­ном стра­да­нии и Вос­кре­се­нии. Слу­чи­лось так, что в то вре­мя в Илио­по­ле про­ез­дом из Алек­сан­дрии на­хо­дил­ся свя­щен­ник, при­няв­ший вид куп­ца. Узнав о нем, Вар­ва­ра при­гла­си­ла пре­сви­те­ра к се­бе и про­си­ла со­вер­шить над ней Та­ин­ство Кре­ще­ния. Свя­щен­ник из­ло­жил ей ос­но­вы свя­той ве­ры и за­тем кре­стил во имя От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха. Про­све­щен­ная бла­го­да­тью Кре­ще­ния, Вар­ва­ра еще с боль­шей лю­бо­вью об­ра­ти­лась к Бо­гу. Она обе­ща­ла по­свя­тить Ему всю свою жизнь.

За вре­мя от­сут­ствия Ди­о­ско­ра при его до­ме ве­лось стро­и­тель­ство ка­мен­ной баш­ни, где ра­бо­чие по при­ка­за­нию хо­зя­и­на на­ме­ре­ва­лись со­ору­дить два ок­на с юж­ной сто­ро­ны. Но Вар­ва­ра, зай­дя од­на­жды по­смот­реть стро­и­тель­ство, упро­си­ла их сде­лать тре­тье ок­но – во об­раз Тро­ич­но­го Све­та (икос 3). Ко­гда же вер­нул­ся отец, то он по­тре­бо­вал у до­че­ри от­че­та о сде­лан­ном, «Три луч­ше чем два, – го­во­ри­ла Вар­ва­ра, – ибо у непри­ступ­но­го, неиз­ре­чен­но­го Све­та Тро­ич­но­го Три Ок­на (Ипо­ста­си или Ли­ца)». Услы­шав от Вар­ва­ры хри­сти­ан­ские ве­ро­учи­тель­ные на­став­ле­ния, Ди­о­скор при­шел в ярость. Он бро­сил­ся на нее с об­на­жен­ным ме­чом, но Вар­ва­ра успе­ла вы­бе­жать из до­ма (икос 4). Она укры­лась в гор­ной рас­се­лине, ко­то­рая чуд­ным об­ра­зом рас­сту­пи­лась пе­ред ней.

К ве­че­ру Ди­о­скор по ука­за­нию од­но­го пас­ту­ха все же на­шел Вар­ва­ру и с по­бо­я­ми при­та­щил му­че­ни­цу в дом (икос 5). На­ут­ро он от­вел Вар­ва­ру к го­род­ско­му пра­ви­те­лю и ска­зал: «Я от­ре­ка­юсь от нее, по­то­му что она от­вер­га­ет бо­гов мо­их, и ес­ли не об­ра­тит­ся к ним сно­ва, то не бу­дет мне до­че­рью. Му­чай ее, дер­жав­ный пра­ви­тель, как бу­дет угод­но тво­ей во­ле». Дол­го уго­ва­ри­вал гра­до­на­чаль­ник Вар­ва­ру не от­сту­пать от древ­них оте­че­ских за­ко­нов и не про­ти­вить­ся во­ле от­ца. Но свя­тая муд­рою ре­чью об­ли­ча­ла за­блуж­де­ния идо­ло­по­клон­ни­ков и ис­по­ве­да­ла Иису­са Хри­ста Бо­гом. То­гда ее на­ча­ли силь­но бить во­ло­вьи­ми жи­ла­ми и по­сле это­го рас­ти­рать глу­бо­кие ра­ны жест­кой вла­ся­ни­цей.

В кон­це дня Вар­ва­ру от­ве­ли в тем­ни­цу. Но­чью, ко­гда ее ум был за­нят мо­лит­вой, ей явил­ся Гос­подь и ска­зал: «Дер­зай, неве­ста Моя, и не бой­ся, ибо Я с то­бою. Я взи­раю на по­двиг твой и об­лег­чаю твои бо­лез­ни. Пре­тер­пи до кон­ца, чтобы вско­ре на­сла­дить­ся веч­ны­ми бла­га­ми в Цар­стве Мо­ем». На сле­ду­ю­щий день все бы­ли удив­ле­ны, уви­дев Вар­ва­ру, – на ее те­ле не оста­лось ни­ка­ких сле­дов недав­них ис­тя­за­ний (икос 6). Ви­дя та­кое чу­до, од­на хри­сти­ан­ка, по име­ни Иули­а­ния, от­кры­то ис­по­ве­да­ла свою ве­ру и объ­яви­ла же­ла­ние по­стра­дать за Хри­ста (кондак 8). Обе­их му­че­ниц на­ча­ли во­дить об­на­жен­ны­ми по го­ро­ду, а за­тем по­ве­си­ли на де­ре­ве и дол­го пы­та­ли (кондак 9). Их те­ла тер­за­ли крю­чья­ми, жгли све­ча­ми, би­ли по го­ло­ве мо­лот­ком (икос 7). От та­ких пы­ток невоз­мож­но бы­ло остать­ся че­ло­ве­ку жи­вым, ес­ли бы му­че­ниц не укреп­ля­ла си­ла Бо­жия. Оста­ва­ясь вер­ны­ми Хри­сту, по при­ка­за­нию пра­ви­те­ля му­че­ни­цы бы­ли обез­глав­ле­ны. Свя­тую Вар­ва­ру каз­нил сам Ди­о­скор (икос 10). Но без­жа­лост­но­го от­ца вско­ре по­ра­зи­ла мол­ния, пре­вра­тив его те­ло в пе­пел.

Мо­щи свя­той ве­ли­ко­му­че­ни­цы Вар­ва­ры в VI ве­ке бы­ли пе­ре­не­се­ны в Кон­стан­ти­но­поль, а в XII ве­ке дочь ви­зан­тий­ско­го им­пе­ра­то­ра Алек­сея Ком­ни­на (1081–1118 гг.), княж­на Вар­ва­ра, всту­пая в брак с рус­ским кня­зем Ми­ха­и­лом Изя­с­ла­ви­чем, при­вез­ла их с со­бой в Ки­ев, где они на­хо­дят­ся и те­перь – в ка­фед­раль­ном со­бо­ре свя­то­го кня­зя Вла­ди­ми­ра.

МЫСЛИ СВТ. ФЕОФАНА ЗАТВОРНИКА

(1Кор. 14:20-25; Мф. 25:1-13)
Читается притча о 10 девах (Мф. 25:1-13). Св. Макарий так изображает смысл ее:
«Мудрые пять дев трезвясь, поспешив к необычайному для своего естества, взяв елей в сосуде сердца своего, то есть подаваемую свыше благодать Духа, возмогли войти с Женихом в небесный чертог. Другие же юродивые девы, оставшаяся при собственном своем естестве, не трезвились, не постарались, пока были еще во плоти, взять в сосуды свои елей радости, но, по нерадению или по самомнению о своей праведности, предались как бы сну; за это и не допущены в чертог царства, не возмогши благоугодить небесному Жениху. Удерживаясь мирскими узами и земною как бы любовью, не посвятили они небесному Жениху всей любви своей и приверженности и не принесли с собою елея. А души, взыскавшие необычайного для естества святыни Духа, всею любовью привязаны к Господу, с Ним ходят от всего отвращаясь, к Нему устремляют молитвы и помышления, за что и сподо­бились приять елей небесной благодати. Души же, оставшиеся в естестве своем, по земле пресмыкаются помыслом, о земле помыш­ляют и ум их на земле имеет жительство. Сами о себе думают они, что принадлежат Жениху и украшены плотскими оправданиями, но не приняв елея радости, не возродились они Духом свыше»*.

* Макарий Великий. «Беседы», 4, 6.

ПРИТЧА ДНЯ

Сказал старец некоторому брату: «Диавол есть враг твой, а ты – дом. Враг не престает бросать в тебя всякий сор, какой бы ни нашел, ввергая в тебя всевозможные нечистоты. Но ты тщательно извергай из себя влагаемое им; если же вознерадишь, то дом твой наполнится сором и тебе невозможно будет войти в него. С самого начала, когда диавол начнет засорять тебя, ты постепенно выкидывай сор, и дом твой пребудет чистым благодатию Христовою».

свт. Игнатий (Брянчанинов). «Отечник